Одиночество

Я год назад полюбил писать дневники. Первый мой дневник начался с днём моего исхода. Когда я ушел из семьи. Год и три месяца назад. В день, когда я проснулся и не мог понять – зачем? С этого момента началось одиночество. И оно не зависит от окружения. Это какое-то внутреннее ощущение. И я поехал и купил первый блокнот на 80 листов. 160 страниц. Я писал туда всё, что просится наружу из моей головы. Всё что наблюдаю вокруг себя и примеряю это как одежду. Разговаривая с дневником. Доверяя ему то, что никогда не скажешь вслух. Об этом даже думать страшно порою.

Первый дневник был страшный. Я его даже перечитывать боялся, да и не было такой цели. Просто период был ужасный и дневник как помойное ведро принимал всё, что извергалось из меня. Просто эту желчь нельзя было держать в голове. Это как с перепоя, поймав вертолёт ты бежишь к унитазу. Вот и с дневником так было. Но такое ощущение, что изгоняешь из себя демонов на бумагу. Он многое пережил со мной. Помог. Иначе всё это могло остаться и отравляло бы меня изнутри. Ровно месяц меня тошнило. Потом полегчало, но я не перестал писать.

Продолжал, опять же, выбрасывать на страницы все ненужные буквы. Изрыгать остатки демонов своих. Потому что одиночество не уходило. Иногда получалось писать мечты и фантазии. Допускались и абсолютно абсурдные. Опять же, что бы не копились внутри. Никому не расскажешь. А дневник принимал всё без разбора. Кладезь для врача психотерапевта. Представляете сколько у вас порою в голове рождается бредовых мыслей? Или это только у меня? И я их все выписывал туда. Всё что вижу внутри себя. Но хотелось написать что-то действительно хорошее. Что бы вырваться из одиночества. Совсем избавиться от демонов. Писал, о чем в тайне мечтал, запрещая себе даже думать об этом. Но я знал, что всё будет хорошо. Просто запрещал себе думать об этом. Что б не спугнуть. Что бы реже выворачивало. И откуда-то из вне пришло понимание, что на последней странице это случится. Ведь всё логично. Дневник, как и книга должен закончится хорошо.

На последней странице я вернулся. Скорее – меня вернули. Так совпало. Хеппи энд.

И я завел новый дневник на 160 листов. 320 страниц. Потому что всё равно изредка подташнивало. Демоны не ушли. Но старался писать только хорошее. Ощущение одиночества не уходило. Слишком много я думаю лишнего и не могу с этим ничего поделать. А я уже привык это выплескивать в помойное ведро. Привык. Дневнику всё равно. Между 60 и 70 страницей мы расстались. Блевотина просочилась из дневника наружу. Любопытство женщин не имеет границ и если в первом акте из портфеля торчит краешек дневника, то в последнем акте его прочитает женщина. Ничего не поймёт, но это не важно. Важно то, что невооруженным взглядом видно – наблёвано. А это, наверное, плохо. И я опять ушел. Забрав своих демонов.

Сейчас 196 страница и опят хочется на последней написать что-то настоящее. Демонов уже нет. Я их отпустил. Уже совсем не тошнит. Потому что пусто. Нечем выворачивать. Пишу, как Акын. Что вижу и что чувствую. А пока всё равно одиночество. Оно осталось. Не зависимо от окружения. Оно где-то внутри. Хочется верить в последнюю страницу. Но уже нет той определенной уверенности. Но так долго ещё до неё. А торопить нельзя…

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top