16+

Кому это надо?

Больно

Автор: Андрей Асковд. Posted in Чужая

Квартира оказалась действительно неплоха. Да какой там – неплоха!? Она была отличной.
Однажды при осмотре квартиры, я наткнулась на ящик в спальне. Я и раньше обратила на него внимание, но он был закрыт, и я забыла про него. А тут, когда я уже освоилась, мной завладел интерес.
- «Что там?»
Однажды я посмела поинтересоваться у Лексуса.
- Что там?
- Всему своё время, - лаконично ответил он. – Ты ещё не готова.

Во всей этой истории смущал только один момент, он целовал меня, обнимал, мы периодически засыпали вместе. Не могу сказать, что мне не хотелось, я же прекрасно понимала, что рано или поздно это случится, и даже, наверное, хотела.
И вот собравшись со стыдом, хотя после столького вранья, откуда ему взяться, сама себя тихо ненавижу.
Как говорится: нельзя за любовь любое, нельзя, что бы то, что всем, за любовь платят любовью, или не платят совсем. А чем я плачу? Хм, размышлениями как переспать с другим.
Однажды ночью, после очередной вечеринки в клубе, мы валялись на кухне на просторном диване. Он пил виски со льдом, я мартини. Время…
Я подсела вплотную к нему. Господи как он пах, смешение алкоголя с его парфюмом. Я стала его целовать, он отвечал, но когда я провела рукой по его торсу вниз, он схватил мою руку так, что мне стало больно. Я испугалась.
- Я ждал,- он улыбнулся. - Прости меня, но я должен так сделать, теперь ты будешь меня бояться или станешь моей навсегда.
Он схватил меня за горло и швырнул на пол, я больно ударилась об пол головой. Мне стало страшно, в его глазах было бешенство и ненависть, я пятилась, отползая от него, а он шел на меня с улыбкой, и я видела, как его брюки приобретают все более четкие очертания. Он схватил меня за волосы и наотмашь ударил по лицу. В голове все зазвенело и на минуту потемнело в глазах. Я почувствовала привкус крови, губа просто наливалась и опухала на глазах. Он начал как-то не по-человечески меня целовать. Держал за волосы и впивался в губы. Разорвал на мне одежду, больно схватил за грудь так, что я вскрикнула.
Секс был просто невероятным, я, наконец-то, испытала то, чего столько ждала. Потом, когда мы лежали на полу и он, закрыв глаза, курил, сказал мне.
- Я не могу по-другому, либо принимай либо вали отсюда и забудь меня. Я не хотел тебя обидеть.
А кому нужно это, «я не хотел тебя обидеть», когда лежишь и думаешь, сколько таблеток надо выпить… забыться, освободиться из этой паутины, чтобы не ждать, когда паук высосет из тебя все соки, уж лучше сразу и наверняка, но вырвалось совсем другое.
- У меня никогда не было такого, но мне было страшно.
- Со мной тебе всегда будет страшно, я сам себя боюсь.
Он уехал, а я закуталась в одеяло с головой и рыдала, сама не знаю от чего. Мне было страшно и больно и так хорошо, как никогда. Я не хотела уходить, я поняла….
Теперь у нас был секс, его возбуждал вид крови и без этого он не мог, он бил меня, губа была всегда рассечена, потом он открыл тот ящик и достал плетку и кнут.
- Я думаю, что ты уже готова, - сказал он.
Я с опаской посмотрела на атрибуты, но морально я уже была готова к этому. Раньше я смеялась над подобными девайсами. Считала таких людей больными на всю голову. Теперь же я либо стала сама больной, либо начала понимать их. Я уже начала получать удовольствие от боли, и некоторые новшества меня только возбуждали.
Вот только маме приходилось что-то врать, откуда та или иная ссадина. И это даже приятно, когда физическая боль на время становилась сильнее боли душевной. Иногда просто резала себе палец ножом. Чтобы болело там, а не в сердце.
Пашка что-то чувствовал. А я начинала смотреть с презрением на этого влюбленного мальчишку, который пыжился, целуя меня, увидеть какое-то удовольствие на лице. Я стала обманывать еще и в сексе, иногда томно вскрикивая и закатывая глаза в ожидании, когда же закончится эта жуть. Может уже пора все закончить? Но, черт возьми, я и недели не могу прожить без этого мальчишки.

Лексус уехал на неделю по делам, и я осталась, предоставлена сама себе и решила эти дни полностью посвятить Пашке. Мы, как и раньше гуляли, ходили в кофейню, кино. На дворе стоял март, и хотелось романтики и весенних цветов. Пашка старался угодить мне как мог. Постоянно появлялся с тюльпанами. Мне жутко хотелось сделать что-то и для него, сводить куда-нибудь, угостить всем, что он только захочет, сколько можно уже довольствоваться кофе и одним чизкейком на двоих, ведь мне оставили карточку на расходы, но нужно было держать марку бюджетной девочки студентки.
Он уже перестал спрашивать, что у меня с губами. Я для него придумала историю, что какой-то воспалительный процесс и вот уже на протяжении почти месяца не могу справиться с ним. Чем только не мажу, какие только лекарства не принимаю, все бесполезно. Врачи сказали, что со временем пройдет.
Мне опять стало так хорошо и тепло рядом с ним, что не хотелось отпускать его. Проводить вместе как можно больше времени...

Наступила пятница и я решила позвать его в клуб. Придумала историю, что один мой сокурсник, который пытается мне понравиться, устроился на работу в один модный клуб. Вот он мне и сделал карточку. По ней беспрепятственный проход и можно еще одного человека с собой.
- Надевай свои самые модные шмотки, - сообщила я ему вечером. - Идем в клуб отдыхать. Я же оделась в этот раз как хотела, сказала, что у подруги взяла для такого случая. Когда мы встретились, он, конечно же, не блистал роскошью, ну да ладно, пойдет. Главное мы идем вместе. И я ему покажу, как отдыхает Москва. После полуночи мы были уже там.
- Как-то странно выглядит местечко, не похоже на модный клуб, - удивился Пашка. - Не вывеске, ничего нет. Металлическая лестница куда-то в забор, толпа народу.
- Ну да, - попыталась я согласиться с ним. - Ну, пошли, посмотрим, на месте разберемся.
Я взяла Пашку за руку и потащила его мимо толпы, по лестнице наверх.
- Проходите, - сказал охранник, пропуская нас, даже не взглянув на карточку.
Конечно, я то уже не впервой тут, и всех постоянных гостей знают в лицо.
«Только бы никого из тех, кто меня видел, не оказалось там», - молила я про себя. Разделись в гардеробе и поднялись. Мне сразу захотелось на танцпол, но, помня о том, что я тут «в первый раз», не спешила.
- Выпьем что-нибудь в баре для начала? - предложила я Пашке.
- Ну, можно, - смутился он. - Только пошиковать не получится, с деньгами не густо.
- Ерунда, - возразила я. - Мама мне выделила тысячу на отдых, я угощаю, засмеялась я.
- Ты что будешь? Я сейчас принесу.
- Возьми что и себе, вот бери еще полторы штуки. Гулять, так гулять, - засмеялся он.
Я оставила его и побежала к бару.
- Добрый вечер, два рома с редбулом и льдом.
- Как обычно на счет? - осведомился бармен.
Я взяла напитки и пошла искать Пашку. Мы сели в кресла и наблюдали за людьми.
- И что тут такого особенного, - не понимал Пашка. - Музыка как везде, люди вроде тоже. Алкоголь такой же, что особенного?
Я пожала плечами и отправилась танцевать. Я в этот вечер танцевала только для него. Он смотрел, как я двигаюсь и мне хотелось ему нравиться. Потом сходила, принесла еще напитки, потом еще, еще. Я уже сбилась со счету, сколько мы взяли.
- Тут такой дешевый алкоголь? – интересовался Пашка, заметив, что выпили мы уже достаточно и даже более чем на две с половиной тысячи.
- Не знаю, - смеялась я. – Мне хорошо и ты расслабься.
- Привет подруга!
Я с ужасом оглянулась на голос. Это было то, чего я больше всего боялась. Знакомый Лексуса.
- Ты сегодня одна?
Пашка удивленно посмотрел.
- Вы обознались, - ответила я.
- Да ты че? Ты меня что ли не узнаешь? Это же я, друг Лексуса (на самом деле я опускаю его настоящее имя). Помнишь, мы же познакомились в феврале, в Швейцарии. И потом пересекались и тут, в том числе.
Я покосилась на Пашку. Ему видно этот диалог не очень понравился. А тот товарищ все не унимался. Он был уже изрядно навеселе и не собирался отступать.
- Я отойду, в туалет, чтобы не мешать беседе, - Пашка встал с кресла.
- Пашка, подожди, - я кинулась за ним вслед. - Это какая-то ошибка, я не знаю его.
Я хватала его за рукав.
- Да стой ты! - пыталась я его остановить.
- Я щас вернусь, говорю же в туалет. Иди обратно, там напитки остались на столе, я сейчас вернусь, конечно же, это ошибка, вы не знакомы.
- Точно в туалет?- испуганно спросила я.
- Да перестань ты, что мне пописать нельзя? - улыбнулся он.
Он пошел, а я побежала обратно пытаться вырулить ситуацию. Надо как-то объяснить ему, что не нужно сейчас это общение, что мы незнакомы.
Нашла его только на втором этаже возле бара. Пока мы беседовали, я все время смотрела, не появиться ли Пашка. Но его все не было. Десять, пятнадцать, двадцать минут. Я кинулась его искать, звонить. Все бесполезно, его нигде не было, телефон не отвечал...
- «Какая же я дура», - ругала я себя. – «Ну почему нужно было сюда идти с ним? Ну, можно же было посидеть дома или как обычно просто погулять. Решила понтануться и что вышло?»
Совсем без настроения и, не зная, что делать дальше, я вернулась к бару.
- Выпьешь со мной?- предложил тот знакомый.
- Наливай, - отчаялась я.
- Зачем ты подошел? Ну я же дала понять, что ты ошибся.
- Да откуда я знаю, что у тебя на уме? Что, сбежал кавалер? - улыбнулся он, наливая в мой бокал ром. - Лексус то в курсе твоего бойфренда?
- Конечно в курсе, его это совершенно не задевает. А вот Пашка не должен был знать...
Сколько мы еще потом выпили, я уже не помню. Помню, что звонила Пашке все время. Помню такси, я в гостях уже у знакомого Лексуса ... шампанское ... мне предлагают взбодриться... мне уже все равно... дают сотенную трубочку, объясняют как... моё отражение в зеркальце ... одна дорога... вторая... утро или даже скорее обед. Что было в промежутке, я забыла, ему тоже предложила забыть, что между нами произошло...
Домой, в теплую ванну... не надо заказывать такси, я сама... я сама...

Андрей Асковд & Мария Цветкова


Выберите форму комментирования

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Рейтинг@Mail.ru Счетчик тИЦ и PR