16+

Кому это надо?

Побег

Автор: Андрей Асковд. Posted in Чужая

Двойную и даже тройную игру вести всегда тяжело. Ты как крупье стоишь у стола и мухлюешь и понимаешь, что если тебя поймают, то отрубленной рукой не отделаешься. Тот знакомый из клуба как-то, до сих пор непонятным образом, влился в мою жизнь и привел с собой своего друга. Этот мой новый знакомый давал мне то, чего ни один из всех троих не мог, а именно время безвременья, возможность побыть с собой и ни с кем, одной и со всеми, забыться, но все помнить. Имя ему кокаин.
Кокаин – тот еще друг. Он может и добьет меня, но не раньше, чем все остальные. Он единственный, кто до конца будет со мной. А потом также предаст. Но ведь именно так и поступают настоящие друзья.
Мой новый товарищ сразу привлек на себя внимание, уж слишком разительны были перемены, когда он был во мне. Лексус быстро все понял, и ему было плевать, по большому счету, что и откуда берется. Его это устраивало, так как наши жестокие игры стали еще откровеннее и жестче, хотя, казалось, куда уж больше. Пашка тоже видел, что во мне что-то изменилось, но ему труднее было распознать причины и следствия. Он уже практически привык к положению вещей, и ругань на эти темы прекратилась. Я пыталась было попробовать перевести его на мой первый наркотик - жесткий секс, но его это так напугало.
- Ты что? Я никогда не смогу тебя ударить, даже если это игра, - испугался Пашка. – Я люблю тебя и перестань читать идиотские журналы.
Это была очень большая ошибка. Лексус стал мне необходим еще больше, и это были не только деньги. Я пыталась себя убедить, что все преодолимо и что я смогу вырваться от него сразу же, как только захочу, но в итоге следила за каждым своим словом и жестом, и непреодолимо становилось желание его присутствия. Не помогал ни разум, ни время - время вообще превратилось в худшего моего врага. Одна лишь мысль о том, чтобы его обрести, обрести таким, каким я его знаю, позволила преодолеть худший из страхов - потерять его и саму себя.
У меня появилась потребность в нем, я стала покупать какие-то вазочки и салфеточки, готовить ему ужины и ждать когда он придет. Он морщился, но молчал. В один из таких вечеров, когда он вернулся, я подбежала к нему с жирными руками в курице и чмокнула в щеку.
- Мой руки скоро ужин… - не успела договорить, знакомый звон в ушах, я упала, руки предательски разъехались, и я ударилась затылком об пол, мне стало страшно как тогда.
- За что?
- Не смей играть в жену, она мне не нужна, мне нужна шлюха, которую я люблю как шлюху и трахаю как шлюху, слышишь меня?
Он смахнул со столика в коридоре горшок с фикусом. В голове вертелось только одно слово - люблю и плевать, что вокруг него.
- Я ухожу и приду когда захочу, не смей звонить, сиди и жди.
Это только в сопливо - романтических фильмах так красива грусть ссоры: она сидит на подоконнике, обнимая колени, плачет и думает о нем. На самом же деле все гораздо прозаичнее: она валяется вся зареванная в постели, сжимая кулаки так, чтобы ногти впивались в кожу до крови, а он ебет другую. Больно, черт возьми, мне больно. Лучше бы избил и бросил на холодном полу, чем вот так.
Но жизнь продолжается. Я не собачка сидеть и ждать, в душе всколыхнулась гордость. К Пашке, к моему милому Пашке, только он меня может понять сейчас, в прочем, как и всегда. Пусть весна будет не только на улице, хочу цветов и в моей избитой душонке.
И я сбежала. Бросила ключи на стол, захлопнула дверь, выбросила симку. Решила убежать от всего этого, пока не поздно.
Приехала к Пашке посреди ночи.
- Паш. Мне всё это надоело. Я сбежала, хочу завязать со всем этим.
Он меня выслушал, обнял и я, уткнувшись, плакала, минут десять, пока не успокоилась. Он меня прижимал к себе и успокаивал.
- Всё будет хорошо. Всё наладится.
И я ему почему-то поверила. Это была самая спокойная ночь за последнее время. Я сразу заснула и проспала до обеда. Пашка даже не пошел в универ. Караулил мой сон. Как только я проснулась, он принёс мне в постель чай и бутерброды с колбасой. Как всё-таки мило, подумала я. Но ещё подумала, сколько у меня есть времени?
Лексус меня хватится если не сегодня, то завтра. В крайнем случае, послезавтра. Надо снять с кредитки как можно больше денег, а там видно будет.
В универ я решила не ходить. По крайней мере, пару недель. Скажу, что заболела. И жизнь потихоньку стала входить в прежнее русло. Встречи, прогулки. Иногда мне, конечно, хотелось запудрить свои мозги первым, что бы легче было расслабиться, но я понимала, что к тому товарищу тоже небезопасно обращаться.
Денег нам хватало на наши маленькие радости. Карточка почему-то до сих пор была активна. Маму я предупредила, что если кто будет спрашивать, я уехала к бабушке в деревню.
- Опять от Пашки скрываешься? - спросила она.
- Нет. В этот раз наоборот.
- Ох, доиграешься доченька, - сокрушалась мама, но поняла меня и сказала, что всё сделает как надо.
Прошло две недели, но меня почему-то никто нигде не искал. Мама сказала, что никто не звонил и не интересовался где я. Когда я вышла на учёбу, там вроде тоже всё было без изменений. Никто мной не интересовался. Неужели так всё просто? В универе я всё же не выдержала. Обратилась к одним общим знакомым за помощью. Он всегда знали, что где взять. Но мой запрос они только посмеялись.
- Тут такого не водиться. Даже если и предложат, то лучше не брать. Потому что вряд ли это то, что нужно. Есть альтернатива.
И мне продали более бюджетный вариант. Я пошла в туалет и устроилась на унитазе. Чёрт! Почему тут полочки не предусмотрены? Я достала косметичку, неизменного Бенджамина и высыпала немного на зеркальце. Судя по виду, было действительно что-то неважное. Я размяла кредиткой, разделила на две дорожки. Тут кто-то резко дернул за дверь с той стороны, так что даже задвижка чуть не слетела. Я от неожиданности подскочила, соответственно всё полетело на пол, причём под дверь и вылетело далее за неё.
- Какого хрена! - завопила я. - Не видно, что занято!
- Извини, - раздался голос за дверью. Голос моей однокурсницы.
- Не знала, что ты увлекаешься. Тихоня, - хихикнул голос и ногой осторожно толкнул всё обратно ко мне.
Я села на унитаз и расплакалась.
- Не переживай, - раздался тот же голос из соседней кабинки. - Все мы не безгрешны, могу угостить, если хочешь...
Так я вошла в круг знакомых из универа, которые тоже были «не прочь». Но, конечно, более бюджетно, чем я могла бы себе позволить. Деньги стали уходить ещё быстрее, а Пашка стал всё более подозрительно относиться к моим вечерним пропаданиям. Он, было, подумал, что я опять вернулась к Лексусу, но это было не так.
Кажется, стало всё ещё хуже...

Андрей Асковд & Мария Цветкова

 


Выберите форму комментирования

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Рейтинг@Mail.ru Счетчик тИЦ и PR