Старый боян

Предыстория.

В детстве родители меня отдали в музыкальную школу по классу баяна. Не знаю, откуда им пришла в голову эта затея, но видимо решили, что сын должен как отец уметь играть на баяне. То, что баян уже не актуален, и в будущем я не планирую сидеть на лавочке и завлекать деревенских баб игрой на баяне их не волновало.
Мне эта затея не очень пришлась по душе, но сопротивляться тогда я ещё не имел возможности, и меня потащили на экзамен.
На экзамене, будь я постарше и поумнее, мог бы всё удачно провалить. Но подвела моя детская неопытность и календарь не стене. На календаре была изображена девочка, в которую я можно сказать влюбился. Она была моей ровесницей с длинными светлыми волосами. И вот, думаю я об этой девочке, а преподователь тестирует меня. Я как дурак отбиваю карандашом все такты, повторяю ноты и не помню что ещё.
В общем пока меня девочка отвлекала, меня приняли.
И начались мои мучения. Хрен с ними с занятиями, так ещё и баян нужно было с собой таскать. Родители сделали мне тележку из старой коляски, и я как бурлак на Волге несколько раз в неделю таскал этот баян на тележке туда и обратно. Единственное, что не позволяло мне бросить эту затею, был только тот календарь. Первым делом, когда я приходил в школу я рассматривал этот календарь и мысленно здоровался с девочкой. Я представлял себе, что когда-нибудь я встречусь с ней и сыграю ей на баяне «В траве сидел кузнечик» и у нас начнётся самая настоящая дружба.
Но я разучивал всё новые и новые композиции, которые благополучно исполнял дома друзьям родителей, но мечта моя не осуществлялась.
Я закончил музыкальную школу и выбросив на выходе ноты забыл про баян и собственно, про ту девочку.

Собственно история.

Лет мне было уже где-то восемнадцать. Девочки уже были другие, да и мечты тоже. Девочки являлись неотъемлемым атрибутом в довесок к дружеской компании и нескольким бутылкам водки. Я сейчас с трудом представляю, как в мой юношеский организм могло входить столько алкоголя. Как минимум ящик пива на двоих. Затем сдать бутылки и на вырученные деньги купить ещё пива. И так, пока не кончались пустые бутылки. Водка в объёме пол-литра, а затем ещё, была привычным делом. Сейчас я могу максимум выпить три бутылки пива (больше не лезет) и грамм 250-300 любого крепкого алкоголя (могу, конечно, и больше, но тогда шансы, что я проведу остаток вечеринки в обнимку с белым другом, увеличиваются).
Во время одной из таких алкогольных вечеринок я познакомился с девушкой. Мои родители уехали на дачу, чем я собственно и воспользовался.
Мы были уже у меня дома, и удобно расположившись на диване, лежали и слушали какой-то хеви металл.
— О чём ты сейчас думаешь? – спросила у меня девушка.
— Да так. Особо ни о чём. – отвечаю.
— А я представляю, как ты входишь в меня сзади…
Я как-то живо себе это представил и мой хуй тоже воодушевился этой затеей. И вот. Я раздет. Она раздета. И меня вдруг переклинивает. Нахлынули воспоминания из детства. Девушка на календаре, только теперь повзрослевшая и голая у меня на кровати и собственно вспомнился сам баян.
— Хочешь, я тебе на баяне сыграю?
— Зачем? – не поняла моего предложения девушка.
А мне и не важно было её мнение. Алкоголь подсказывал, что мне представился удобный случай реализовать свою детскую мечту. С девушкой с календаря я познакомился, а кузнечика ей не сыграл ещё. Я как есть пошел и достал из глубин антресолей старый баян. Он был всё тот же. С теми же наклейками женских голов. В тот момент я зауважал себя, того маленького. Даже сейчас мне показался он внушительным по весу, а тогда…
Нацепил я этот баян на плечи и в таком виде вхожу в комнату. Со стоячим членом, как с дирижёрской палочкой и баяном наперевес.
Судя по всему, девушка немного прихуела от этого незапланированного ангажемента. Она, когда ехала в гости, явно ожидала чего угодно, но не баяниста со стоячим хуем. Я же с невозмутимым видом встал перед ней, прошелся пальцами по клавишам, вспоминая как собственно нужно играть. Но видимо навыки и слух не пропьёшь, и с третьей попытки я уже практически подобрал мотив кузнечика.
Девушка после моего выступления собралась и сказав, что я мудак, свалила. Я же, с чувством исполненного долга и реализованной детской мечты сел на кровать и с громким звуком сдвинул меха. Меха защемили мой всё ещё стоящий член. Хуй не ожидал такого подвоха. Он до последней минуты надеялся, что я одумаюсь, но после того, как его зажали в баяне, энтузиазм его совсем упал.

Хуй с вами, подумал я поморщившись. Это сейчас не важно. Девушку я выебу в другой раз, а вот на баяне сыграть вряд ли представится другой шанс. И старый баян, сослужив свою основную цель, вернулся на антресоли и больше уже оттуда не доставался. Да и зачем? Мечта то у меня была одна, связанная с ним.

Андрей Садков (четокакто)

2012

Первая проститутка

Если вы думаете, что в жизни мужчины бывает только один раз «первый сексуальный опыт», то хуй там. Вы грубо ошибаетесь. «Первый раз» случается ещё. В этот второй «первый раз» мужчина теряет свою коммерческую девственность и вместо своей «чести» отдаёт сотню (может больше-меньше) баксов. У кого-то это происходит одновременно. Речь пойдёт собственно о первой проститутке. 

Решили мы как-то с другом воспользоваться платными услугами этого сервиса. Хуй знет, почему решили, но как-то это произошло. Вроде и не бухали в этот момент, вроде и не припирало, но решили. Надо и всё. Видимо пришло то самое время, когда ПОРА. В этот раз никто не обосрался, хотя ситуация была близка по духу.

Решив, что никакой особой премудрости в этом нет, мы сели в машину и поехали на поиски доступных женщин. По пути купили гандонов и бутылку водки. Из опыта неких наших товарищей мы знали, что ехать надо на Садовое. Хотя, кто в Москве не знает, куда надо ехать. Решить-то мы решили и с улюлюканьем и под орущую из магнитолы музыку, направлялись к обители разврата. Но как только мы доехали до первой точки, возник вопрос – кто пойдёт покупать? И проститутки ли это вообще? Припарковавшись немного в сторонке, мы решили понаблюдать. Машины вроде подъезжают и отъезжают. Похоже на то, что нам надо. Но тут как-то геройство и решимость дали течь.

— Иди. – толкает меня друг.

— А я то что? – возмущаюсь.

— А кто?

— Ты иди. Я за рулём. – нашел я убедительную отмазку.

— Давай я сяду за руль.

— Хуй тебе. Сам иди.

Так и сидели мы как два долбоёба и каждый пытался выпихнуть из машины другого…

— Поехали в другое место. Мне что-то тут не нравится. – предложил он.

А что собственно может нравится или не нравится? Из машины не особо-то видно, но мы поехали дальше.

На второй точке ситуация повторилась. Мы постояли, понаблюдали и затем долго спорили, кому идти. Так мы проехали по кругу всё Садовое.

На очередной точке, на которой мы уже были, мы всё-таки решили действовать. Смело убеждали себя в том, что страшного-то ничего нет. Надо просто подъехать и спросить – сколько? А там хуй с ним. Хватать первую попавшуюся и домой. Постояв немного для храбрости ещё в сторонке, мы убили ещё полчаса. Видимо наше путешествие по Садовому кольцу уже обратило на себя внимание, потому что пока мы стояли, около нас несколько раз медленно проехала белая шестёрка. Пассажиры шестёрки пытались разглядеть пассажиров девятки, но хуй там. Наша машина была затонирована по последней моде. С наружи хуй чего видно, изнутри тоже. В ней днём-то едешь как ночью, а в темноте так вообще только по приборам можно ориентироваться.

Набравшись смелости, мы всё-таки подъезжаем. Возле дороги стоит девушка, но на нас не реагирует. Постояли мы минутку, так и не решили выйти и спросить это злосчастное – сколько? Посмотрели друг на друга с презрением и поехали дальше.

На второй точке ситуация повторилась, но мы решили, что пора уже и действовать. Точнее я решил. Я остановился возле девушки и, перегнувшись через друга, опустил стекло и тут же вернулся на место. Друг попал в безвыходную ситуацию и выдавил из себя это невозможное – сколько?

— Что сколько? – поставила нас в тупик и оборвав весь наш героический порыв девушка.

— Ну, девушка – сколько? – повторил он, понимая, что отступать уже некуда.

— Вы ошиблись мальчики.

Мне так показалось, что даже сквозь тонированные стёкла было видно, как покраснели наши уши. Мы и так-то еле смелости набрались, что бы спросить, а тут ещё – ВЫ ОШИБЛИСЬ.

Прикинув, что на вторую попытку смелости уже не хватит, мы приняли взвешенное и единственное правильное решение. Мы поехали обратно домой. Но нет, не для того, что бы отказаться от этой затеи. Мы взяли с собой более опытного в этих вопросах товарища.

А что делать? Цель то уже определенна, а результат нулевой…

Едем мы обратно уже с «опытным» товарищем.

— Давай сюда сворачивай.

Я послушно поехал в указанном направлении.

Через десять минут мы уже ехали домой, а на заднем сиденье у опытного товарища сосала проститутка. Мы же, как порядочные граждане, «не обращали» внимания. Да и как-то неловко было подглядывать. Я сосредоточился на дороге, а друг нервно перебирал кассеты в бардачке.

Приехав домой, наш опытный товарищ продолжил прелюбодеяния в комнате, а мы сидели на кухне и наливали себе для храбрости. Мы так-то не подумали, что он с нами навяжется. Ведь заплатили мы за неё сто баксов, а он уже в рот ей дал, потом отъебал, значит и стоимость её постепенно падает. Как минимум цена в наших глазах упала до полтинника. А кому понравится в первый раз ебать уценённую девушку.

Товарищ вышел из комнаты и присоединился к нам.

— Ну что? Кто пойдёт?

Нам как-то стало неловко, и мы попросили его пойти домой и оставить дальше нас одних. Момент-то был не типичный для нашего случая, и нам показалось, что остаться с ней мы должны были наедине. Без свидетелей. Он всё понял, махнул стопку и ушел.

Мы ещё хлопнули по одной. Никто не решался встать. Нам для полноты картины оставалось разве что на камень-ножницы-бумага скинуться, что бы выяснить, кто этот герой первопроходец.

Странное дело. Вроде та же девушка, как многие. Сиськи, писька и всё прочее. Но вызывала какой-то трепетный ужас. Ещё страшнее было, чем в первый раз лишиться «девственности».

Я уже не помню, кто вызвался героем. Помню, как я пошел.

Захожу в комнату. Она лежит. Раздетая. Вроде и хуй приободрился, увидев сиськи, а вроде и неловко как-то. Как будто нельзя её ебать, но надо.

Отстрелялся я в итоге. Не спрашивал впечатления друга, но за себя могу сказать. Жалко мне стало тогда эти сто баксов. Мне так показалось, что не стоило это того. С тем же эффектом я мог бы и дома подрочить, и деньги целее были бы.

Конечно, потом было ещё немало подобного опыта. И, как правило, на утро сожалеешь о том, что деньги, по сути, выброшены на ветер. Но как можно что-то решать, когда подвыпившие мозги пьяной мужской компании сдают полномочия хуям и те собираются после бара в сауну. Но в сауну без проституток видимо не пускают, поэтому, сначала на Садовое. Встречались, конечно, в жизни такие проститутки, о которых оставались приятные воспоминания, но не из-за того, что как-то по особенному трахались. Нет. Скорее из-за того, что с ними можно было просто приятно провести время.

Но давно это было уже. И как будто не со мной )

Конец.

Садков Андрей (четокакто)

2012

Прыгающие кнопки, бабочки и прочие причины психических расстройств

История не моя. Моего друга и соответственно повествование идет от его имени.

В то время я работал начальником отдела в одной из компаний, которая занималась разработкой азартных игр для мобильных телефонов. По сути это не важно. Важно то, что наступило первое апреля, и я решил подшутить над своим коллегой.
В целях безопасности и исключения возможности проникновения любых вирусов в компьютеры, эти компьютеры, на которых тестировались все игры, были лишены всяческих USB портов и доступа к интернету. Только у меня была такая возможность, проникновения в компьютеры, ибо я начальник, а не х** собачий.
Так вот. Решил я подшутить над Юркой. Он сидит как раз напротив меня, через стол. До его прихода я установил на его компьютер программу-прикол. Нажимаешь на кнопку «пуск», а она подпрыгивает и скачет как мячик, пока не остановится.
Юра как обычно пришел на работу и включил компьютер. Нам как раз установили для тестирования новую игру. Я сижу напротив и наблюдаю. Через пару минут Юра изрёк.
— Ох ты п*я Еба-а-а-а-ать!
И его глаза стали такими как в тот раз, когда я поменял ему заставку на экране.

Юра любил картинки всяких красивых девушек и ежедневно устанавливал себе на рабочий стол новый объект вожделения. В специальной папке у него был огромный выбор, который я периодически, по его просьбе пополнял. В тот день должны были приехать партнёры, и Юра должен им был продемонстрировать очередную, новую игрушку.
Пока он ходил их встречать, я поменял ему картинку на рабочем столе и установил двух мужчин. Не будем обижать неприличными словами этих людей. Назову их – люди узконаправленной ориентации и включил «хранитель экрана», что бы сделать Юре неожиданный сюрприз.
Через несколько минут вернулся Юра с партнёрами, сел за компьютер и экран включился.
Лица партнёров в недоумении уставились на экран, на котором двое мужчин, узконаправленной ориентации демонстрировали друг другу всю силу своей любви и страсти. Затем их взгляды с некоторым опасением и недоверием направились на Юру. Юра же сидел с красными ушами и удивлёнными глазами. В оправдание своей непричастности к происходящему он смог только вымолвить в сторону меня, — Ну нахрена?

Так вот, продолжим.
— Ох ты п*я Еба-а-а-а-ать! Серёга! У меня кнопка «пуск» взлетела и прыгает.
— Да ладно, — не верю я. – Как кнопка «пуск» может прыгать?
— Иди сам посмотри!
Я медленно встаю из-за стола, медленно обхожу и подхожу как раз в тот момент, когда кнопка перестала прыгать.
— И что? Где прыгающая кнопка? – спрашиваю я.
— Только что вот прыгала! – доказывает мне Юра.
— Хорош пи*дить, — возвращаюсь на своё место.
Юра уже сам с собой тихо беседует.
— Ну я же не слепой. Я своими глазами видел…
Проходит некоторое время.
— Бл**ь! Серёга! Опять взлетела и прыгает! – орёт офигевший Юра.
— Хорош пи*дить.
— Не пизжу! Беги скорее пока прыгает!
Я опять медленно встаю, обхожу стол, подхожу и вижу, что всё нормально. Кнопка «пуск» на месте и ничего не прыгает.
— Бл**ь! Серёг! Честное слово она прыгала! Вот смотри! – и Юра судорожно тыкает в кнопку.
Кнопка реагирует так, как ей и положено. То есть, не прыгает. Весь фокус в том, что программа срабатывает при нажатии на кнопку один раз с интервалом примерно в пять минут.
Я возвращаюсь на своё место, с трудом удерживая приступ смеха. Соответственно через пять минут история повторяется. Юра орёт, что вот сейчас кнопка прыгает и зовёт смотреть. Я же ему отвечаю, что он уже зае**л гонять меня и ничего я смотреть не пойду, потому что по Юре психушка плачет.
Юра соскакивает с места и бежит к нашему непосредственному директору. Пока он бегает, я удаляю программу с компьютера и жду Юру с делегацией. Через несколько минут, в нашем кабинете директор в сопровождении службы безопасности.
— Это с новой игрой к нам вирус попал. Вот, смотрите!
Все смотрят, а Юра судорожно тычет в кнопку «пуск».
— Щас… Подождите… Она прыгала… Нужно подождать пару минут… Я точно видел, как она прыгала…
Делегация уже утомилась ждать, косится на Юру. Юра уже в отчаянье тычет в кнопку и чуть ли не со слезами на глазах убеждает, что КНОПКА ПРЫГАЛА!!!
— Вот, Серёга видел. Он подтвердит, — пытается Юра схватиться за последнюю соломинку, понимая, что выглядит в глазах руководства больше чем просто идиот.
— Ничего я не видел, — невозмутимо отвечаю я. – Юра, ты сначала меня достал со своей прыгающей кнопкой, а теперь ещё и людей привлёк.
Руководство в сопровождении СБ удаляется, Юра поникший сидит и смотрит в монитор. Судя по его действиям, он насилует кнопку «пуск».
— Серёг. Ну она правда прыгала. Я же не идиот. Я видел. Точно тебе говорю, прыгала.
— Юра. Пойди, покури и успокойся, — отправляю я его на перекур.
Юра с поникшим видом уходит в курилку. В это время я ставлю на его компьютер другой программу-прикол.
Юра возвращается и садится за компьютер.

Через пару минут.

Юра, уже без эмоций. Лицо Юры выглядело, как лицо обреченного человека. Или безнадёжно больного.
— Серёг…
— Что? – интересуюсь я, понимая, что он там увидел, еле сдерживая смех.
— Представляешь… Сейчас по монитору пролетела бабочка… Села не кнопку «пуск», взяла её лапками и улетела вместе с кнопкой…
Я уже из последних сил сдерживаю приступ смеха. Собираюсь с силами и спрашиваю.
— И что? У тебя теперь совсем нет кнопки «пуск»?
— Почему же нет? — отрешенно отвечает Юра. – Она снова появилась на своём месте…
-Юра. Знаешь что. Иди лучше ты домой. Отдохни, выспись. Ты слишком много работаешь в последнее время. На работе задерживаешься, допоздна сидишь. Видишь, у тебя уже галлюцинации начались.
Юра послушно встаёт, собирается, выключает компьютер и на пороге, оборачиваясь, говорит мне.
— Серёг. Я не сошел с ума. Я точно это видел…
— Иди-иди. Завтра поговорим.
И только тут, когда он ушел, меня разорвал смех. Но это ещё не всё.

На следующий день.

Утром Юра пришел как обычно на работу.
— Представляешь Серёга. Вчера я даже домашний компьютер боялся включить. Мне по телевизору кнопка «пуск» мерещилась. Мне жена дала какого-то сильнодействующего успокоительного, но и это не помогло.
— Юра. Успокойся. Вчера было первое апреля. Это я прикололся над тобой.
Юра поменялся в лице, но эмоций у него не было.
— Серёг. Ты мудак?
— А что такого? Смешно же было, — отвечаю я.
— Меня жена, вчера чуть в психушку не сдала…

Конец.

Андрей Садков (четокакто)

2012

Розыгрыш

Анатолий Константинович сидел за столиком в ресторане и нервно курил. Он являлся владельцем одного из типовых event-агентств по организации мероприятий. Корпоративов, свадеб, дней рождений, а так же розыгрышей и прочей ерунды. Заказы были, но во времена кризиса народ не очень-то готов был развлекаться и отдыхать. На корпоративы спрос был не большой, свадьбы всё больше типовые, с тамадой и банальными конкурсами в виде перекатывания яйца по штанам и попади карандашом  в бутылку. Народ не заказывал ни артистов, ни прочих финансово-выгодных мероприятий. А розыгрыши, те вообще были как под копирку: «Давайте ему наркоты подкинем, а потом полиция, а после мы крикнем, С днём рождения!!! И все поржем».
Сегодня его ждала встреча с представителем какого-то банка, он даже не знал какого. Вчера  просто позвонили и спросили —  Вы организуете розыгрыши?
Марина, секретарша на рецепшене  ответила — да, и даже не успела что-то рассказать. Клиент представился и назначил встречу в этом ресторане, на сегодня, в 14.00. Столик заказан на имя Сергея Ивановича.
Анатолий решил поехать на встречу сам, лично. Не каждый день заказывают розыгрыши представители банка.
В 14.30 в кафе зашел мужчина, в элегантном костюме, с портфелем. Он подошел к столику. Не извиняясь, что опоздал, представился.
— Здравствуйте. Меня зовут Сергей Иванович, – мужчина протянул руку. — А вы, я так понимаю представитель агентства «JokeRs»
— Добрый день. Анатолий Константинович, – пожал руку Анатолий, встав из-за стола. – Я являюсь владельцем агентства. Решил сам приехать на встречу.
— Тем лучше, — кивнул Сергей Иванович. – Значит, без лишних согласований всё и решим Анатолий. Можно на ты?
— Без проблем.
— Ну, вот и чудненько. Тогда сразу к сути дела, – Сергей сел за столик, жестом призывая Анатолия последовать его примеру. – Я являюсь владельцем одного банка. Ну не один конечно, а с партнёром. Про него собственно и речь. На следующей неделе у него дата. Сорок пять лет, и я хочу поздравить его как-то необычно. Поэтому и обратился к вам. Есть идеи?
— Нуууу… — замялся Анатолий. – Мы, конечно, можем придумать что-то интересное, но для начала хотелось бы узнать побольше деталей про вашего партнёра. Может какие-то привычки, особенности, фобии. Всё что расскажете. Нам это поможет в реализации идеи. Может у вас какие-то предложения есть. Понимаете…
— Понимаю, — прервал его Сергей. – Это всё лишнее. Не нужно вам деталей. Давайте просто как-то разыграем его и всё. Может, наркоты подбросим в машину? Большой кейс, набитый кокаином. А потом полиция, задержание и вся прочая веселуха. А?
— Понимаете, — продолжил Анатолий. – Всё это уже было тысячи раз, и поверьте мне, никому не интересно. Может, покушение на него организуем? С похищением. А потом привозим его в ресторан, где все собрались. Снимаем мешок и…  Как идея?
— Не пойдёт. Вас охрана перестреляет, а потом ноги оторвёт и в жопу обратно вставит.
— А может охрану предупредить? Ну, что бы подыграли? – цеплялся за идею Анатолий.
— Можно конечно, но на него уже было покушение. Так что я сомневаюсь, что начальник охраны согласится. По инструкции не положено подыгрывать. Безопасность прежде всего, — Сергей поднял вверх указательный палец, как бы уточняя важность безопасности.
На это жест подбежала официантка, думая, что хотят сделать заказ.
— Готовы заказать? Что желаете?
— Желаю отыметь тебя в задний проход, но не буду. Так что иди сама туда. А на обратном пути принеси мне эспрессо. А ты что будешь?
— Я ничего не хочу.
— И это. Не забудь перед кофе руки хорошо помыть,  — сделал заказ Сергей.
Официантка поспешно удалилась, а Сергей продолжил.
— Согласен. Нужно что-то неординарное. Так что ты подумай и завтра набери мне. Кофе из жоповарки мне что-то уже расхотелось. Я поехал.
Сергей встал, бросил на стол визитку и удалился.
Анатолий взял визитку. «ООО Банк Петродворец».  Заказ обещал быть «жирным». Анатолий решил не терять времени и отправился в офис. 

На следующий день он набрал номер Сергея. В офисе, в процессе долгих обсуждений, его посетила гениальная, как ему показалась идея. 

— Сергей. Здравствуйте. Это Анатолий из «JokeRs». У меня есть гениальный розыгрыш, в духе Голливуда, но это не телефонный разговор.
— Понял. Сегодня в 17.30, в том же ресторане. Столик на моё имя.

В этот раз Сергей не опоздал и был уже на месте.
— Ну, что у тебя за Голливуд? Рассказывай. Только быстро, у меня ещё встреча.
— Значит концепция такая, — начал Анатолий. – Ограбление банка.
— Звучит интригующе, — одобрил Сергей.
— Вот и я про то. Вы выбираете какое-нибудь отделение вашего банка, но который мы будем делать «налёт». Не очень большое и лучше не в центре. Так проще будет реализовать идею. Представьте себе картинку. Врываются в ваше отделение люди в масках, с оружием. Кладут всех на пол, забирают деньги и убегают. Сложность только в деталях. Поэтому я и хочу с вами обсудить некоторые моменты. Надо предупредить кассира, охранника. Ну, короче всех, у кого доступ к  тревожной кнопке. Они должны нам подыграть. Так же необходимо, что бы ваш партнёр оказался в это время, в этом банке. Так сказать, что бы это всё на его глазах развивалось. Представили себе?
Сергей сидел, задумавшись, почёсывая переносицу, и поглядывал на задницу вчерашней официантки, параллельно раздумывая над вчерашним своим пожеланием.
— Допустим, – вышел он из транса. – Допустим, что это всё очень интересно. Я смогу договориться с персоналом, заманить в банк партнёра. Но охрана? Опять мы упираемся в охрану.
— Даааа, — задумался теперь Анатолий. – А ведь такой сюжет. Как в кино.
— Так! — встал Сергей. – Идея мне нравится. Я подумаю, что с этим можно сделать. На днях я вам позвоню.
Сергей пожал на прощание Анатолию руку и пошел в направлении бара. Анатолий видел, как он подошел к официантке и что-то стал говорить  ей. Та смущённо улыбалась и иногда кивала в ответ, видимо с чем-то соглашаясь. Затем Сергей вручил ей визитку и удалился.

Через пару дней, на мобильном телефоне Анатолия, высветился номер Сергея.
— Добрый день. Это Сергей. Я всё обдумал. Делаем, как вы сказали. С охраной я вопрос решу, с персоналом вообще без проблем. Встречаемся сегодня там же, в  19.00 для обсуждения деталей.

В 19.00 Анатолий был на месте.  В 19.10 в ресторане появился Сергей. 

— Что нибудь будете? – всё та же официантка, но теперь уже улыбающаяся подошла к столику мужчин.
— Да, зайка. Принеси нам грамм 300 коньячку, — Сергей улыбнулся и слегка шлёпнул официантку по попе. 
— Не откажетесь? – обратился он к Анатолию.
— Сегодня думаю можно.
— И я так считаю, — Сергей проводил взглядом официантку. – Нам нужно многое обсудить.
После того, как им принесли заказ, Сергей достал из портфеля блокнот и ручку.
— Значит так. Я сейчас нарисую план нашего отделения, где будет всё происходить, и мы обсудим детали. С охраной я договорился, с персоналом тоже. – Сергей чертил схему на листке бумаги.
— Кнопки у нас три. Одна у охранника, — он показал место, где стоит охранник. – Вторая у администратора. Она будет в зале. И третья в кассе. Ну, ещё он-лайн видеонаблюдение. Но с ними я решил. Как раз видео потом нарежут и фильм смонтируют. Вопрос только с кассой.
— А что с кассой? – поинтересовался Анатолий, отхлебнув из бокала.
— В том-то и дело, – пояснил Сергей. – Мы же делаем как в Голливуде. Значит надо всё по-настоящему. А как вы заставите кассира, не нажимать кнопку? Она же сидит в бронированном ящике, и хрен вы оттуда её достанете.
— Ну вы же попросите её не нажимать, — напомнил Анатолий.
— Я-то попрошу, но если делать всё реалистично, то с какого вдруг перепугу, она не станет нажимать.  Допустим охранника вы «вырубите», с администратором тоже не проблема. Но кассир? Почему она должна не нажимать?
— Ну может как-то запугаем мы её? Заложника возьмём, – предложил Анатолий.
— Идея, – согласился Сергей. – Но по инструкции она не должна думать и размышлять, а тупо жать кнопку. Даже если стоит вопрос жизни или смерти самого президента Российской Федерации.
— Ну тут-то другой случай. Можно и подыграть, — настаивал Анатолий.
— Нет. С кассой не пройдёт. Не может такого произойти. Я просто попрошу её не нажимать и всё, что бы полиция не нагрянула просто так. С кнопками решили. У меня есть другой вариант.  Я это отделение, почему предложил? Потому что в этот день у нас намечается одна сделка. Не очень официальная, поэтому решили встретиться там. Будет у нас на руках крупная сумма денег. Она как раз у нас в кабинете, в кейсе будет лежать. Так вот. Вы влетаете, пошумите и убегаете, прихватив с собой кейс. Как будто вы знали, что там должны быть деньги.
— Не плохой план, — согласился Анатолий.
— Но! – продолжил Сергей. – Я не собираюсь рисковать деньгами. Поэтому на выходе вас будет встречать наша охрана, которая заберёт у вас кейс. Я как будто отпущу её пообедать, но они будут там.
— Договорились.
— Давай теперь хронологию событий обсудим. 
Анатолий повернул к себе листок с планом помещения и начал.
— Значит, в определённое время мы подъезжаем. Я вам позвоню за час, а потом ещё за десять минут до прибытия. Всё должно быть готово и все на своих позициях. Охранник тут, — Анатолий ткнул ручкой в план. – Администратор тут. Кассир в своей будке. И вы с партнёром. Кстати, где вы будете со своим кейсом?
— Вот тут, в этом кабинете, сразу справа от входа, — Сергей показал на плане комнату. 
— Ага, — продолжил Анатолий. – Значит, врываются люди в масках и с автоматами. Кладут охранника, затем хватают администратора и кричат всем на пол. Вытаскивают вас из кабинета. Берут кого-нибудь в заложники, всякая там суета, крики, запугивания. Берём кейс и сваливаем. Отдаём кейс охране, отъезжаем за угол с ними, ждём минут пять, что бы ваш партнёр успел прочувствовать ситуацию, но не успел бы заработать инфаркт и возвращаемся обратно. С деньгами, цветами и шампанским. Ну и там уже «с днём рождения» и все дела. Ну как?
— Хорошо, — согласился Сергей. – По рукам. С тебя детализированный план «ограбления» и сумма расходов и гонорара. До дня рождения три дня. Значит, встречаемся послезавтра для окончательного согласования и оплаты.

Через два дня был готов подробный план розыгрыша «ограбление банка». Сергей его одобрил, и оставалось только готовиться и ждать завтрашнего дня.

— Через три дня, день рождения моего партнёра и соответственно вашего начальника, Эдуарда Анатольевича, — Сергей рассказывал собравшимся работникам отделения банка план розыгрыша. – В детали посвящаю только вас, для того, что бы всё выглядело натурально. В этот день, после обеда, у нас произойдёт ограбление банка. Не переживайте, это всего лишь розыгрыш. Вам нужно будет каждому сыграть свою роль в этом ограблении. 
— Начнём с тебя. Тем более, что тебя уже проинструктировал начальник охраны, но я повторюсь,  — Сергей обратился к охраннику. – Когда влетят люди в масках и с оружием, ты не должен нажимать кнопку и в принципе не оказывать сильного сопротивления. Тебя «аккуратно» положат на пол, где ты и будешь ожидать окончания ограбления.
— Теперь ты. Юля, — Сергей продолжил с администратором. – Вторая кнопка у тебя. Ты соответственно тоже ничего не делаешь. Просто подыгрываешь и всё. Делаешь всё, что тебе скажут.
— Теперь с вами. Екатерина. Вы сидите в кассе и тоже ни на что не жмёте. Вы услышите шум в зале. Просто ничего не делайте. Люди покричат и убегут. Это спектакль.
— Если вы все хорошо сыграете, то получите премию. Это я вам обещаю. Я Юлию предупрежу, когда всё должно начаться, а она вас. Ну а теперь за работу.  

— Серёга. Ты зачем машину с охраной отпустил? – Эдуард возмущался. Он ещё не отошел от нападения и переживал, если  рядом не было кого-то из его безликих мордоворотов.
— Да не переживай ты, – успокаивал партнёра Сергей. – Сейчас приедут. Они не на долго.
Эдуард ещё раз открыл кейс и посмотрел на пачки долларов.
— Ты уверен в этих людях? — спросил он Сергея. – Я не хочу выбросить лимон баксов на ветер.
— Не переживай. Я с ними уже давно работаю, так что всё будет в лучшем виде. Комар носа не подточит. Подожди, — Сергей отвлёкся, на мобильном телефоне высветился номер Антона.
— Добрый день Сергей Иванович. Мы выезжаем и через час примерно будем. У вас всё готово?
— Да. Всё в порядке, — ответил Сергей и отключился. 
— Кто это?
— Да так. Жена звонила, интересовалась. Купил ли я тебе подарок, — Сергей улыбнулся.
— Ну, так вручай. Что ждать-то?
— Потерпи. Тебе понравится. 

Минут через тридцать телефон Сергея издал звук, сообщая о том, что надо поменять батарею или подключить зарядное устройство. 
— Чёрт. У тебя зарядка есть? 
— В машине есть. Тут нет.
— Может у кого из персонала? 
— Да что ты переживаешь? У них есть мой номер. Если твой телефон сдохнет, на мой наберут, а свой потом в машине зарядишь.
Ещё через пять минут телефон издал последний звук и выключился.
— Чёрт. Мне нужен телефон,  — Сергей вышел из кабинета и жестом позвал Юлю.
— Уже? – глаза Юли заблестели в предчувствии «ограбления».
— Нет. Но скоро. Слушай, есть у кого такая зарядка? – Сергей показал Юле свой телефон.
— Такой точно ни у кого нет.
— Тогда сходи и отнеси телефон в машину охраны. Вон, видишь она стоит, — Сергей показал стоящую недалеко от входа машину. – Пусть на зарядку поставят. Через пять минут заберёшь и принесёшь обратно.
Юля убежала, а Сергей пошел обратно в кабинет.
— Что ты как Кащей над златом чахнешь? 
—  Всё проверить надо, — Эдуард сидел и пересчитывал пачки денег.
Через несколько минут постучалась Юля. Эдуард прикрыл кейс.
— Вот. Зарядили, — протянула она телефон.
Сергей нажал кнопку включения телефона.
— Может вам кофе принести? – поинтересовалась Юля, стоя в дверях, но в этот момент в зале раздался шум и грохот.

В отделение банка влетело трое человек в масках и с оружием. Один с ходу кинулся на охранника и ударом рукоятки пистолета свалил его на пол.
— «Переигрывают» — подумал охранник, теряя сознание, падая на пол.
Второй влетел в дверь, в которой стояла Юля.
— Руки подняли и быстро все в зал! – орал он, угрожая пистолетом, обхватив Юлю за шею.
— «Чёртов телефон, не успел предупредить всех. А эти, тоже молодцы. Занимаются самодеятельностью», — подумал Сергей, поднимая руки.
Эдуард сидел весь зелёный. Кейс так и лежал на столе, чуть прикрытый. Он медленно поднял руки – «Интересно. Кто-нибудь успел нажать кнопку?»
— Вытаскивай этих в зал! – крикнул второй грабитель и потащил Юлю к кассе. 
— Быстро в зал! Я два раза повторять не буду! – орал третий человек в маске, держа пистолет наготове.
Сергей с Эдуардом вышли в зал с поднятыми руками. 
— «Ну, вроде всё нормально проходит, пусть и с небольшим экспромтом», — подумал Сергей, когда его ткнули лицом в пол, положив рядом с Эдуардом.
— Деньги, — шептал Эдуард. – Там на столе кейс с деньгами остался.
В кабинете надрывался  телефон Сергея…

Маргарита сидела в кассе, когда в кабинку ворвался человек в маске, с оружием, держа перед собой администратора Юлю.
— Руки! Что бы я видел их! Открываешь сейф и достаёшь бабки! Кладёшь их в лоток и толкаешь ко мне! Одно лишнее движение и я пристрелю её!
У Маргариты перед глазами в считанные секунды пролетел весь инструктаж по безопасности:
«Даже если вам угрожают оружием, никогда не открывать кассу и не отдавать деньги. Сразу жать на тревожную кнопку. Пока вы в кассе, вы недосягаемы. Даже если в заложники возьмут самого президента Российской Федерации, ни-ко-гда не отдавать деньги. Пока деньги у вас, перевес на вашей стороне. По статистике, если грабители не получили желаемого и поняли, что вызов прошел, они покидают помещение не причиняя никому вреда. Если нет денег, то зачем к попытке ограбления вешать на себя ещё и труп. Поножовщина и перестрелка происходит разве что в Голливудских боевиках и при ограблении пивных ларьков, но там действуют отморозки. В случае ограбления банка, это спланированная акция. Так что ещё раз повторюсь. Никто, никого убивать не будет, пока вы не отдали деньги. А если вы отдали, вот тогда…»
Маргарита с надеждой, что всё произойдёт именно так, как на инструктаже, смотрела в глаза администратора Юли, которая  что-то тихо говорила, и согласно инструкции нажала тревожную кнопку.
— Сука! – услышала она голос грабителя…

— Валим! – кричал грабитель, выбегая из кассы. – Эта сучка нажала вызов!
Люди в масках стали пятиться к выходу.
— «Совсем не по плану. Почему Катя нажала кнопку? Или  это для достоверности сказали? И зачем стреляли?» — недоумевал Сергей.
По лицу Эдуарда было видно, что ему полегчало. Кейс оставался в кабинете нетронутым.
— Стой! – вдруг остановился один из грабителей. 
—  Там какой-то чемодан на столе был, — кивнул он в сторону кабинета.
— «Наконец-то. Про кассу же договорились, что не надо туда. Какого хрена попёрлись? Шуму побольше наделать?»
Второй забежал в кабинет и, прихватив кейс, вместе со всеми выбежал на улицу.
— Серёжа! Сергей! Они бабки забрали! Звони охране быстрее! Уйдут!
Народ поднимался с пола. Сергей ничего не понимал. Всё совсем не по плану пошло. И вообще. Что это было. Он никак не мог собрать мысли в порядок. Затем на улице раздался ещё один выстрел.
— Сергей! Что ты завис! – орал Эдуард.
— Может всё в порядке сейчас будет? – неуверенно промямлил Сергей. 
— В каком нахрен порядке! Приди в себя! – Эдуард дрожащими пальцами вызывал по телефону охрану.
Сергей кинулся в кабинет, что бы взять телефон, на котором уже висело несколько пропущенных звонков. Он схватил его, и побежал на улицу, пытаясь справиться с кнопками, что бы набрать номер Антона.

Подъехала  патрульная машина. Трое с автоматами наперевес влетели в помещение, оценивая обстановку.
— Да. Вооруженный налёт. Жертвы есть. Скорую, — отчитывался по рации старший.
Наконец Сергей справился с телефоном и набрал Антону…

— Юля. Я отойду в туалет. Что-то я с этим ограблением вся на нервах. Аж живот крутит, — Екатерина разговаривала с администратором. – Маргарита пока в кассу сядет, а если Сергей Иванович тебе скажет, что начинается, то ты сразу зови меня.
— Хорошо. Только давай быстро.
Екатерина ушла в уборную, а Маргарита села в кассу и закрыла за собой дверь.

Когда влетели люди в масках, Юля даже испугалась. Как-то неожиданно это всё произошло, но постепенно она пришла в себя. Когда её потащили в кассу она даже попросила полегче. Слишком сильно рука сдавливала шею. И только в кассе она сообразила, что Маргарита-то не в курсе.
— Не жми, — старалась она негромко предупредить Маргариту. – Это розыгрыш. Не жми на кнопку. Но Маргарита нажала, согласно инструкции.
— «Всё. Не видать нам премии», — пронеслось в голове. Затем крик над ухом «Сука!», сухой щелчок. Она даже успела услышать, как лязгнула пружина…

— Сука! – Услышала Маргарита крик грабителя. Затем хлопок и стекло залепила бурая с непонятными  сгустками масса. Теряя сознание, она сползла со стула на пол.

— Блять! Началось походу. А нас предупреждать не надо, — возмущался старший смены, сидя в машине.
— Что? Уже?
— Да вон, из машины трое выскочило, и побежали в банк. Я пошел встречать.
Старший сменывылез из машины и пошел к банку. Он слышал, как прозвучал глухой хлопок.
— «Как в кино», — усмехнулся он про себя.
Через минуту на улицу выскочили трое в масках. У одного в руках был кейс с деньгами. Он сделал шаг навстречу и протянул руку, что бы забрать кейс.
— Ну что? Всё удачно прошло?
В глазах человека с кейсом промелькнуло недоумение. В следующую секунду, вместо кейса, старший смены получил пулю в лоб. Затем все  трое прыгнули в машину и она с визгом сорвалась с места…

— Ну что случилось то? – Анатолий в очередной раз набирал номер Сергея. – Опять не абонент.
Группа  «грабителей» сидела в микроавтобусе на изготовке. Они уже почти доехали до отделения банка  и уже несколько минут стояли через несколько домов от него.
— Попробуй ещё набери.
— О! Есть гудки, — Анатолий терпеливо ждал ответа, но никто не ответил. – Да что же это такое?
Так они просидели ещё немного.
— Звони ещё.
Анатолий взял телефон, но тут он зазвонил и на дисплее определился номер Сергея.
— Ну, слава богу! – Анатолий нажал кнопку ответа.
Да. Алё. Сергей Иванович. Я вам уже полчаса дозвониться не могу. То не абонент, то трубку не берёте. Мы уже на месте и готовы начинать розыгрыш. Алё? Сергей, вы меня слышите?

Конец.

Андрей Садков (четокакто)

2012

Скворечник

— Папа. Давай скворечник сделаем. 
Семён Михайлович разлепил глаза и сначала не понял в чём дело. Только что ему снилась огромная женская попа. А тут вдруг голос сына – «Давай скворечник сделаем». Он даже во сне успел подумать, как из этой жопы можно сделать скворечник. Дупло-то есть, но вряд ли скворцу понравится его новое жилище. 
Совсем проснувшись, он понял, что перед кроватью стоит сын с молотком в руках. 
— Какой скворечник? Дай папе поспать. 
— Нам в школе задание дали на выходные. Сделать скворечник на конкурс. 
Семён Михайлович, как обычно, после трудовой недели на заводе, расслабился вчера с друзьями во дворе за партией в домино, и сейчас его голова больше всего смахивала как раз на скворечник. Ему хотелось бутылочку жигулёвского и совсем не хотелось делать скворечник. 
— Иди маму попроси. Пусть из пакета молока вырежет. 
Зинаида Петровна занималась приготовлением завтрака на кухне и на просьбу сына отреагировала однозначно. 
— По скворечникам у нас папа специалист. В молодости немало дырок насверлил. Так что однозначно к нему. 
Понимая, что сон про жопу безнадёжно испорчен, Семён Михайлович неохотно потянулся, встал с кровати, всунул ноги в тапочки и поплёлся на кухню. 
— Чё пожрать? 
— Пожрал ты вчера. А сейчас садитесь завтракать. Потом сыну скворечник сделай. 
После завтрака Семён Михайлович прикинул, что у них есть из материалов. Вариант с пакетом из-под молока сын отверг сразу. Нужен был настоящий скворечник из досок и с окошком. 
Семён Михайлович напряг, гудящий как трансформаторная будка, мозг и попытался вспомнить, что он знает о скворечниках. Вспомнил только про какие-то лопатки и про то, как из металлического бруска выпиливал напильником зубило на уроках труда. Никаких скворечников в памяти не было. Но технологию изготовления скворечника он себе мог представить. Нужно было только материалы поискать. 
На балконе хватало всякого хлама. В том числе там нашлось несколько досок ДСП, из которых когда то он, целых три месяца, собирал шкаф. Что ж, скворечник это тот же шкаф, только меньше. Значит полдела сделано. 
Сын в нетерпении бегал вокруг с молотком. Семён Михайлович отнёс доски на кухню и достал дипломат с инструментами. Ножовка, гвозди. Нужен был ещё коловорот, для того, что бы сделать окошко. 
— Я к Ваське за коловоротом. – крикнул Семён жене и хлопнул дверью. 
Очень удачно, что не оказалось коловорота, у Васьки может оказаться пиво. Если даже не окажется, то он всё равно уже вырвался из дома и можно сгонять за прохладным. 
Васька тоже вчера играл в домино, поэтому состояние его было схоже с Семёном. В его голове без всяких скворечников орудовал дятел. Звонок в дверь спугнул наглую птицу, но включил циркулярку. 
— Кого ещё там принесло в субботу утром. – пробубнил Васька и поплёлся открывать дверь. 
— Здоров Василий. Пивка не найдётся? Мне ещё скворечник делать, а у меня у самого голова как птичий дом. 
— Сам бы не отказался. А нахрена тебе скворечник? 
— Сыну в школе задали. Так может, сгоняешь за пивом? Я чё-то не подумал, когда вышел в майке и трусах. 
— Бежать лень, но есть чекушка. 
— С этого и надо было начинать. – одобрил Семён Михайлович. 
Уговорив по быстрому четвертинку, Семён вспомнил собственно, зачем пришел. 
— У тебя коловорот есть? 
— Зачем? 
— Дырку в скворечнике делать. 
— Дрель есть. Мощная. Можно бетон сверлить. 
— Ещё лучше. Давай. 
Дятел улетел и циркулярка выключилась, поэтому Василий тоже почувствовал тягу к орнитологи, и напросился за компанию. 
— Не долго ходил-то? – ворчала жена, перекрикивая шум пылесоса. 
— Так, пока нашли. Васька вот в помощники вызвался. Щас за пять минут сколотим. Дело-то не хитрое. 
Вся компания собралась на кухне. 
— Сначала нужно схему нарисовать, а потом по размерам выпилить доски. – предложил Васька. 
— Неси Мишка бумагу, линейку и карандаш. – отправил Семён сына. 
Мишка принёс всё, что его просили, и мужчины сели за стол рисовать схему скворечника. 
Василий сказал, что в школе по черчению у него была твёрдая тройка, поэтому рисовать вызвался он. Василий сидел и чертил карандашом линии, отмеряя линейкой сантиметры нового дома скворца, иногда от усердия высовывая кончик языка. 
— Вот. Готово. – продемонстрировал он своё чертёж. 
На рисунке был изображена то ли собачья будка, то ли деревенский туалет. 
— Чё за хрень? 
— Скворечник. – обиженно ответил Василий. 
— А нахрена такой высокий и окошко такое огромное? 
— Ну, я подумал, неудобно будет скворцу щемиться в дырку. Пусть в полный рост заходит. 
— А мне нравится. –отозвался Мишка. 
— Короче. – скомандовал Семён Михайлович. – Будем пилить на глаз. – и, положив доску на табуретку начал пилить. 
— Держи, что бы не ёрзала. – скомандовал он Ваське. 
Семён Михайлович уже взмок от работы. Доска шла тяжело. То ли от того, что просто тяжело, то ли от того, что вчера перебрал. Пот лил ручьём, но мужчины не сдаются, там более в присутствии детей. 
— Смени меня. Я подержу. – не выдержал он и передал ножовку Василию. 
Василий взялся за дело. Мишка радостный бегал вокруг и заглядывал вниз, под табуретку. 
— Ещё чуть-чуть. Ещё! – кричал он радостно. – Почти! 
Васька тоже уже взмок. 
— Ножовка у тебя тупая. Полчаса уже пилим. 
— Давай-давай. Уже почти. – подбадривал его Семён. 
Василий продолжил, яростно дергая пилой. Мишка сидел на полу и наблюдал. 
— Всё! – радостно крикнул Мишка. 
— Что всё? Еше не… — не успел закончить фразу Семён, потому что в это момент табуретка под доской развалилась на две части. 
— Пи… — хотел было выразить свои ощущения Васька, но вовремя взял себя в руки и промолчал. 
— Да… — согласился Семён. 
— Что у вас там? – крикнула Зинаида Петровна. 
— Дядя Вася табуретку распилил! – ответил за всех радостный Мишка. 
На кухне воцарилась тишина. Немая сцена из пьесы Ревизор. Василий и Семён укоризненно смотрели на Мишку и ждали появления Зинаиды Петровной. 
— Вот щас действительно начнется пи.. – не стал при ребёнке заканчивать Семён. 
— Это… — не могла подобрать правильных слов Зинаида, таких, чтобы не травмировать психику сына. 
— Миша. Выйди в комнату. – сообразила мама. 
— Миша останься. – возразил папа. Он понимал, что при ребёнке конфликтная ситуация пройдёт на более дружественной ноте. 
— Короче! Строители птичьего счастья. Можете хоть на загривках друг у друга пилить, но мебель больше не трогать. 
Семён Михайлович посмотрел на незаконченную доску и вздохнул. 
— Без пол-литра точно не разобраться. 
— Согласен. – поддержал его Василий. 
— Давай одну часть доделаем, и ты сгоняешь. Щас эту доску допилим, дупло просверлим, а остальное уже легче пойдёт. – предложил Семён. 
— Я к соседке, на десять минут. – крикнула из коридора Зинаида. – Мишка с вами за старшего. 
Семён решил, что пока жены нет, можно взять другую табуретку и закончить дело, но теперь уже без происшествий. 
Доска без табуретки пошла быстрее и через минуту с ней было покончено. 
— Давай дрель. 
Василий включил дрель в розетку и подал Семёну. 
— Вот сюда аккуратно клади и держи. Я сверлю. – командовал Семён с дрелью на изготовке. 
Василий положил доску между двух табуреток, так, что бы сверло на выходе попало между ними, а не в одну из них. Семён приступил… 
— Всё! – крикнул Семён, когда сверло прошло насквозь. 
— Ураааа! – крикнул Мишка и захлопал в ладоши. 
Василий отпустил доску. 
— Стоять!!! – орал Семен, пытаясь удержать дрель в руках, с вращающейся на сверле доской. 
Василий попытался поймать доску, но вместо этого получил ею по морде и отскочил в сторону. Семён с трудом уворачивался от вращающейся доски. Дрель, подёргиваясь, пыталась освободиться от доски. Наконец у неё это получилось, и она запустила доску прямо на обеденный стол, в фарфоровый заварочный чайник. От неожиданности Семён выпустил дрель из рук и прежде чем он выдернул её из розетки, дрель оставила за собой на линолеуме неровный рваный след. 
— Ты что доску-то отпустил? – орал на Василия Семён. 
— Ты сказал – Всё. Я и отпустил. 
— Миша, сходи в комнату. – попросил Семён. 
— Миша останься. – возразил Василий. 
— Ты моим ребёнком не командуй. С какого хрена у тебя дрель не выключается? 
— Так видимо ты на фиксатор нажал, что бы кнопку не держать. 
— Я щас тебя самого зафиксирую и дупло в голове просверлю. Ты что из розетки не выдернул тогда её? 
— Растерялся… Я пойду, наверное… — неуверенно сказал Василий. 
— Хрен уж там. Сиди теперь тут. А ты Мишка, — Семён обратился к сыну. – Не кричи с порога матери, что тут что-то произошло. Ничего страшного. Чайник я новый куплю. 
Зинаида Петровна вернулась от соседки. 
— Ну как у вас дела? 
— Не переживай мама. – ответил Мишка. – Всё в порядке. Ничего страшного. Папа купит новый чайник. 
Мама с опаской заглянула на кухню. В это фразе, произнесённой сыном, таилась какая-то интрига. И ещё это – ничего страшного. Страшно было заранее. 
Картина почему-то была предсказуемой. Зинаида сурово надула ноздри и ничего не сказав, ушла с кухни. Вернулась она через пару минут, бросила Семёну старые треники. 
— Надевай штаны, и идите во двор мастерить. Если тут в таком же духе продолжиться, то нам самим придётся в скворечник переезжать. И Мишку с собой возьмите, а то нажрётесь там. 
Семён собрал инструменты в дипломат и, загрузившись досками, в компании Василия и Мишки отправился во двор. 
— Ну что ж. В этом только плюс. – заметил Семён. 
Во дворе, за столиком для домино, собралась уже порядочная компания. Семён с Василием и Мишкой подошли к столу. 
— Собирайте кости. Важное дело есть. – обратился Семён к присутствующим. – А ты Мишка, иди пока побегай. Папка щас в два счёта соорудит тебе скворечник. Скворцы ещё драться за него будут. 
Мужчины прониклись идеей и пообещали, что это будет самый лучший скворечник, который только видели скворцы и, несомненно, займёт самое первое место на конкурсе. Работа закипела. Каждый внёс свой вклад в строительство скворечника. Принималось всё, от гвоздей, до поллитровок. До позднего вечера стоял дым коромыслом. Каждый был при деле. Кто пилил, кто сверлил, а кто просто разливал. Уже и мать пришла посмотреть, что собственно так долго может строиться, но была выдворена со стройки и, забрав Мишку со двора, ушла домой. 
Было совсем уже поздно, когда Семён вернулся домой. 
— Ну и где? 
— Завтра закончим. – махнул рукой пьяный и уставший Семён Михайлович, и не ужиная отправился спать… 
В эту ночь ему снова приснилась жопа. Вокруг неё летали скворцы и всем своим видом показывали, что они явно недовольны тем, что жилище ещё не готово. 
На следующий день работа продолжилась. До самого вечера… 
В итоге два дня весь двор бухал и строил чудо-скворечник. 
Вечером Семён Михайлович, в сопровождении Василия позвонил в дверь своей квартиры. Жена открыла и была немного удивлена. Мужчины вдвоём держали готовый скворечник. 
— Что? Слов нет? То-то. – улыбнулся Семён. – Завтра сам с сыном в школу пойду относить. Не могу пропустить минуту славы. 
Утром Мишка гордый шел в школу с отцом. Ещё бы. Такого скворечника точно ни у кого не было и вряд ли когда будет. 
На столах в классе стояли скворечники. В основном типовой конструкции, с крышей и окошечком, но все собрались вокруг Мишкиного скворечника, размером с небольшую собачью будку. 
Вместо круглого окошка просторный вход, обрамлённый резными узорами. Василий всё-таки настоял, что бы скворец мог комфортно заходить, а дядя Коля обрамил его искусной резьбой. Вход помимо всего имел ещё дверь, которую скворец мог закрыть, прилетев домой или, улетев из дома. Над входом красовалась табличка с выжженными буквами «Добро пожаловать. Вытирайте ноги». Это работа Сашки с третьего подъезда. Он хотел на металле чеканкой отбить, но решил, что не управится в срок и просто выжег на дощечке. Крыша была из гофрированного метала, сделанного по индивидуальному проекту, что бы не протекала. Из крыши торчала труба. Вдруг семья скворцов курящая и тогда вытяжка просто необходима, настоял Кузьмич, попыхивая папиросой. Васька предложил ещё пристроить маленький телевизор, который хоть и не работал, но при желании можно было бы починить. От этой затеи отказались, потому что сомневались, что скворцы будут тихими семейными вечерами смотреть футбол и кино. На трубу-то согласились исключительно из уважения к Кузьмичу. Сделали на всякий случай громоотвод. Ну, мало ли. Но фишкой была другая вещь. В скворечнике, по наступлению темноты, включался свет. Электрик дядя Митя срезал в подъезде фотоэлемент и наладил в скворечнике свет. Теперь в подъезде свет не включался, а в скворечнике как положено. В комплект прилагалось пятнадцать метров провода с вилкой. Дядя Митя сказал, что если не хватит, он ещё принесёт. 
Дети были в восторге, когда Мишка демонстрировал, как включается свет, а учителя прибывали в тихом шоке. Даже без вопросов, просто так, на всякий случай, Мишкиному скворечнику присвоили первое место и унесли в музей школьных поделок. 
Семён Михайлович вечером с чувством исполненного долга лёг спать и ему опять начал сниться сон про жопу. Только теперь в этом сне, в жопе, с наступлением темноты включился свет, и семья скворцов удобно расположившись, курили и смотрели телевизор. Заметив, что за ними кто-то подглядывает, они на всякий случай прикрыли дверь. Затем жопа качнулась и куда-то пошла, а Семён Михайлович подумал про себя – «ну вот, обжились». 
А скворечник до сих пор стоит в музее поделок той школы. Только со временем табличку со «Скворечник» поменяли на «Теремок». Даже сейчас его можно там увидеть. Многое поменялось, но скворечник никто не посмел выбросить. Мало ли…

Конец.

Андрей Садков (четокакто)

2012

Важное

Посвящается самому дорогому и важному в моей жизни. Тебе, моя Маня.

1.

— Мань. Ты меня не забудешь?- спросил он вдруг.
  — Ты это к чему? — она удивлённо посмотрела на него, оторвавшись от компьютера. Он рассеянно смотрел мимо неё, куда то в пустоту.
  — Что случилось? Ты можешь мне объяснить? Откуда такие вопросы, я что-то не пойму, к чему ты клонишь? — она уже повернулась к нему полностью и смотрела в его глаза. В те глаза, в которых она готова тонуть ежедневно, ежечасно. Он нервно теребил в руках игрушку собаки. Те руки, которые были самыми тёплыми для неё. 
  — Вот если бы сейчас вдруг оказалось так, что ты не со мной. И меня никогда не было, ты бы узнала меня? Если бы я знал, что мы были вместе, раньше, в другой жизни. Я подошел бы к тебе не работе, когда ты ещё работала в салоне связи, на втором этаже. Купил бы самый дорогой телефон и сказал. Привет, это я. Ты бы узнала меня? — и какая то странная искорка промелькнула в его глазах, но не та, которая бывала раньше — искорка озорства. А какая то другая — сомнения, надежды.
  — Я не могу ответить на такой вопрос. Откуда я знаю, как было бы, если бы всё было по другому. И откуда у тебя вдруг такие мысли в голове?

2.

  …Двумя днями раньше: он сидел в скверике на лавочке и размышлял. Неужели всё правда, неужели так. Почему, как только он встречает кого-нибудь в своей жизни, так сразу теряет нечто другое. А именно — достаток и безбедное существование. Ведь когда он один таких проблем не бывает. Есть всегда и на всё. Как ни старайся тратить, а деньги не заканчиваются. Но стоит только завести серьёзные отношения и всё прекращается. Начинает постоянно не хватать ни на что. И это уже было проверенно не раз. Каждый раз история повторялась. Хватало одного дня одиночества и всё сразу налаживалось. 
Именно в момент его рассуждений к нему на скамейку подсел странный тип. С тощей бородкой и одет как какой-то панк.
  — Хочешь, чтоб было всё как раньше? — спросил он, не глядя в мою сторону. — Хочешь беззаботную жизнь?
  — А кто не хочет? — ответил я вопросом на вопрос.
  — Ну почему? Кто-то не хочет, кому-то достаточно того, что есть. Живут и радуются имеющемуся. Потому что могло быть и хуже.
  — Может быть. Но я то знаю, что могло быть и лучше, — возразил я.
  — А ты уверен?
  — Конечно. Если бы я знал, как оно будет, я бы на многие вещи по другому смотрел.
  — Что-то я сильно сомневаюсь в этом,- ухмыльнулся «панк».
«Да по сути, какое ему дело?», — подумал я и, отвернувшись, вернулся в свои мысли.
  — Ну хорошо, пусть будет по-твоему, ты пройдешь всё заново. С того момента, когда ты захочешь начать. Но одно условие, — панк хитро прищурился.
И в самом деле, какой то больной, подумал я, и решил пересесть на другую скамейку.
  — Можешь идти, но всё уже решено. Твоё желание всё исправить сильнее твоего желания оставить всё как есть. Так пусть будет так. Три дня у тебя на всё. Но потом не жалей о том, что пожелал.
Этот псих стал меня пугать не на шутку, и я на всякий случай решил совсем уйти. Что за бред, и что за условие он имел в виду? Да ну! Отмахнулся я и пошел дальше по своим делам. Постепенно это разговор совсем вылетел у меня из головы. И так забот хватало.
А тут что-то вдруг вспомнилось. Три дня, условие, изменить. Вдруг, правда? Ведь откуда он знает про мои мысли? Может, я вслух рассуждал?
  — Ты что там бубнишь себе под нос? — она присела рядом со мной на диван и положила голову мне на колени. 
  — Ты лучше скажи мне. Неужели ты не рад, что у нас будет Варежка, а не Арсений? 
  — Да я рад, конечно, просто как-то изначально на мальчика настраивался. Улыбнулся я ей в ответ и взъерошил волосы на её голове. 
  — И всё будет у нас замечательно.
  — Я рада, что ты рад…

3. 

Так как машину продали давно, а на новую средств не хватало, я уже привык перемещаться на общественном транспорте и почти изучил расписание передвижения, для того, что бы вовремя успевать на работу. Новая работа не приносила ни морального, ни материального удовлетворения. Но работать было нужно и просто необходимо. Тем более во времена кризиса в стране было уже не до жиру. Есть работа и на том спасибо. Тем более по меркам среднестатистических обывателей, зарплата была достойной. Не то, конечно, что на прошлой работе, но жить было вполне сносно. Именно об этом я думал, стоя на Новокузнецкой станции метро, когда услышал знакомый голос. 
  — Готов?
Я только успел повернуться, и увидел того самого панка, который встретился тремя днями ранее в сквере.
  — Что? — не понял я, но сразу почувствовал нехорошее предчувствие.
  — Я забыл тебе сказать про условие. Ты будешь помнить всё до мелочей, из прожитой жизни. И у тебя будет возможность предвидеть ситуации, что бы поменять их так, как ты захочешь. Ты будешь помнить всех людей, с кем ты был знаком. Но ты для них будешь новым человеком. И все взаимоотношения с ними придётся налаживать заново. А там уж как получится.
В это время поезд приближался к платформе, и я стоял не в силах, что-то сделать или сказать. Единственное, что я увидел и почувствовал, это его ухмылка, и уверенный толчок в грудь. И его фраза.
  — Удачи!
Жуткий звук, ослепительные фары и пустота…

   Вокруг стало темно и тихо. В этой тишине я опять услышал его голос, язвительный и гнусный.
  — Как же они все расстроились. Ты просто убил их всех своим поступком. Зачем ты бросился под поезд. Жизнь конечно не всегда праздник, но тебе же было, для кого жить. Глупейший поступок.
Я с трудом попытался понять, что произошло. Этот урод толкнул меня с платформы! Зачем он это сделал?
  — Где я? Я умер?
  — Нет, ты не умер. Ты отправляешься менять свою жизнь в лучшую или худшую сторону. Это как получится уж. Всё в твоих руках. Но в той жизни ты поступил плохо. Ты покинул всех своих близких, а у тебя же должна была дочка, скоро родится. А ты взял и бросился под поезд. Глупость, какая то. Они тебя не поняли, зачем ты так поступил.
  — Но это же ты меня толкнул, — попытался возразить я.
  — Нет, меня там не было. Там куча людей была. И они сказали, что ты просто повернулся спиной к рельсам и сам упал, прям под приближающийся поезд. Жуткое зрелище, позволю себе заметить. А прикинь, каково машинисту. Ведь получается, что он тебя убил нечаянно.
  — Бред, какой то. Я наверно сплю, и мне всё это снится.
  — Спи. Ухмыльнулся он, скоро просыпаться. Забыл тебе ещё одну вещь сказать. Ты действительно будешь помнить всё, но со временем ты забудешь про одну важную вещь, а может и не так уж она и важна. Ведь фиг тебя поймёшь, что тебе важно. И я опять провалился в пустоту. Хотя куда уже дальше той пустоты, в которой я был…

4.

  — Эй! Парень, ты жив? Вроде дышит, — услышал я чей то голос. Постепенно память стала возвращаться и я начал припоминать метро, падение с платформы. Значит, я всё-таки упал, или сказать точнее меня толкнул тот придурок. Только зачем? Что ему нужно было? Я попытался пошевелить конечностями, вроде всё работало. Осторожно открыл глаза. Надо мной нависало несколько склонившихся лиц.
  — Ну, слава богу, живой! Парень, ты чё, спишь на ходу. Я чуть не задавил тебя. Идёт не смотрит по сторонам. Для кого светофоры сделаны? Куда на красный прёшь?
Я приподнялся и оглянулся вокруг. Место определённо знакомое, Преображенская площадь, но почему я лежу на улице? Где портфель? Там же важные документы и деньги. Меня подняли и поставили на ноги.
  — Почему я оказался тут?- спросил я у поднявшего меня человека. 
  — Я же был в метро, и мне показалось, что меня толкнули с платформы, и я упал.
  — Забавный ты, — ухмыльнулся мужчина. — У тебя что? Хобби такое под транспорт кидаться. Я из-за тебя бы мог в тюрьму угодить. Руки, ноги целы? Давай я тебя отвезу, куда тебе надо.
  — Нет, спасибо. Со мной всё в порядке, — почти подумал я про себя. В каком порядке всё может быть, если в голове полный беспорядок.
  — Ну, как знаешь. Я поехал. И ты иди, а то уже вон, сколько зевак собралось.
Я отошел с дороги и присел на бордюр. Нужно было привести мысли в порядок. Так. Я ехал на работу. Метро. Тот странный панк. Толчок. Падение. Вспышка фар. Пустота. И опять тот странный голос. И вот я на дороге.
  — Андрей! Боже мой! Мне сказали, что видели, как тебя сбила машина. С тобой всё в порядке?
Сказать, что я удивился, ничего не сказать. Ко мне подбежала моя бывшая жена, почему-то в белом халате поверх зелёного свитера. Что она тут делает, и когда она успела отрастить волосы? Вроде не так давно, я её видел совсем с другой причёской. Тогда когда мы окончательно оформили развод. А сейчас она почему-то совсем другая. Помолодевшая что ли. 
  — Отлично выглядишь, тебе так лучше идёт. Ты выглядишь на все сто. Прям как в тот раз, когда мы познакомились.
  — Спасибо, но видимо у тебя сотрясение мозга. Мы познакомились час назад, и во мне ничего не изменилось. Тебе нужно в больницу. Давай я помогу тебе встать. 
Я поднялся и тут только до меня дошел смысл сказанного. Мы познакомились час назад…
  — Какой сейчас год? — спросил я у неё.
  — 1994. Ты точно ударился. Стой тут, я поймаю такси. Тебе срочно надо в больницу. 
  — Постой. Не надо мне никуда. Есть зеркальце? Дай.
  — На, возьми, — она протянула мне свою пудреницу, с удивлением глядя на меня. Я осторожно открыл её. Теперь мне нужно было приготовиться к тому, что я увижу. Конечно. Из зеркала на меня смотрел 21 летний парень. Молодой парень с мышлением 36 летнего мужчины. Я ухмыльнулся своему отражению. Теперь я окончательно удостоверился в том, что я натворил. Я сел обратно на бордюр, обхватив голову руками, истерически смеясь.
  — Желание. Чёртово желание всё изменить. Бред, какой то. Не может такого быть!
  — Что с тобой?
  — Слушай. Отстань от меня сейчас. Мне не до тебя. Поверь, у нас всё уже закончилось, не успев начаться. Сколько ты говоришь мы знакомы? Час? Ни фига, не час! И если мне не изменяет память, то одиннадцать с половиной лет. И поверь мне, незачем начинать. Всё бессмысленно. 
  — Я лучше пойду.- Наталья испуганно посмотрела на меня и, стараясь скрыть подступающие слёзы, отвернулась и пошла прочь.
  — Иди. Торгуй своими бананами. Забудь меня, я не тот, кто тебе нужен. Я вообще не тот, который кому-то нужен. Да, многие хотели, что бы именно я был в их жизни самым главным человеком. Но я же был нечеловеком, я просто глумился над всеми вами. Сколько вас прошло через мою, ту жизнь. Вы готовы были мириться со всем. Что бы я не сделал с вами. Терпели любую боль и обиду… Пока я не встретил ту, которая смогла понять меня и принять таким как есть, и сделать из меня человека. Ничего хорошего я тебе не принесу, — мне теперь нужно как-то прожить эти четырнадцать лет, что бы вернутся к утраченному. Интересно, сколько тебе сейчас лет? Путём нехитрых вычислений, получается, исполнилось семь. Я улыбнулся про себя. Моей любимой жене сейчас семь лет. Как всё-таки всё относительно. Когда мы познакомились, мне было тридцать пять, ей исполнилось двадцать один. И это, в принципе нормально, а сейчас абсурдно. А вдруг у неё жизнь тоже по-другому сложится. Вдруг мы никогда не увидимся. Я ведь в принципе, знаю только из какого она города. Даже улицы не знаю. А мне нужно прожить ещё четырнадцать лет, до встречи с ней. Помнишь, каким ты стал, в той жизни? Это сейчас ты молод, добр и даже, кажется порядочный. В кого ты потом превратишься? В самовлюблённого эгоиста? Или ты что-то в силах поменять? Ладно. Всё это потом, а сейчас, раз уж я тут, мне, видимо, нужно идти на работу. Но теперь я всё знаю. Я исправлю свою жизнь. И исправлю в лучшую сторону. Как говорится назад в будущее…

5.

  — Андрей Николаевич! Куда всё-таки едем? Домой или как? — водитель вырвал меня из задумчивости. Я сидел на заднем сиденье машины и размышлял над последними событиями прошедших лет. Да, я многого добился, потому что наперёд, всегда знал, как всё произойдёт. Были не страшны ни дефолты, ни девальвации, ни любой другой финансовый кризис. Но не давала покоя одна мысль. Я забыл что-то важное. Что это могло быть? Ведь тогда в девяносто четвёртом я точно всё помнил. Но в суматохе дней и забот, что-то постепенно потерялось. Может быть, это очень необходимая информация. Вдруг от этого зависит моя жизнь и жизнь моей семьи? Хотя какая там семья. Женился на той, на ком нужно было, вот и всё. Ни семейного счастья, ни домашнего уюта. Какая-то мишура. Всё равно кругом одни тёлки. Деньги решают всё. Сколько их успело пройти за жизнь. Единственных кого не трогал, так это тех, с кем расстался в прошлой жизни. Даже более того, чем-то помог им. Зачем повторно было портить их жизнь своим появлением.
  — Поехали, поужинаем.
  — Как скажете. Как всегда?
  — Да, конечно.
Джип охраны нагло выскочил на Тверскую, перекрыв поток движения. Следом, включив мигалки, выехала дорогая иномарка, вклинилась в поток транспорта, опережая жизнь.
  — Не гони и выключи фонари эти. Мы никуда не спешим.
  — Как скажете. Не узнаю вас сегодня, Андрей Николаевич. Что-то случилось?
  — Может продать эту компанию? Надоела уже, — сказал я вслух, глядя на витрину солона мобильной связи, пока машина ждала сигнала светофора. Одну из крупнейших компаний в Москве, да и в стране.
  — Зачем же, Андрей Николаевич? Ведь нормально развивается. Да и вообще, за что бы вы ни взялись, всё успешно работает. Многие поговаривают, что вы продали душу дьяволу. Во всём являетесь первооткрывателем. 
Водитель, Алексей давно уже работал у меня и был на особом счету. Он знал про всё, что знать не положено. И с ним можно было говорить обо всём. Но за это и получал соответственно.
«Дьяволу. Да уж, по-другому не назовёшь. А в обмен на всё, я потерял что-то «Важное». А что именно, даже знать не могу» — размышлял я про себя, глядя на второй этаж салона связи. Почему всегда, когда мы стоим тут, я смотрю туда? И всегда вспоминаю про это «Важное». В этот раз это «Важное» совсем не давало покоя. 
  — Развернись к салону. Хочу зайти посмотреть, что к чему. Всё равно меня там не знают…

6.

Она работала в крупнейшей компании. Работала на Тверской, в отделе люкс. Жизнь заставила приехать в Москву, что бы забыть обо всех неприятностях там, дома. Работала почти без выходных, что бы самой добиться всего в этой жизни. Она уже не могла доверять и надеяться на кого-то. В свои двадцать один она успела много понять и пережить. И теперь решила всё поменять и начать заново, по-другому. Постоянные покупатели дорогих игрушек являлись к ней за очередной трубкой с разговорами о своей жизни, проблемах. Она научилась слушать их и не слышать. Ведь это была часть её работы. А душа хотела чего-то простого, хорошего и настоящего. Постоянно ощущалась пустота. Казалось, что-то потеряно. Что то важное, то, чего не найти никогда. Но она не отчаивалась и ждала, что всё будет обязательно хорошо. Ведь сколько можно? В этот момент в зал вошел респектабельного вида мужчина. Точнее, сперва влетело стадо мордоворотов в чёрных костюмах и попросило всех освободить этаж. Видимо мой клиент, подумала она и надела свою обычную для этого случая улыбку. 
  — Добрый вечер. Я могу вам чем-то помочь?
Мужчина прошел вдоль витрин, бросив быстрый взгляд на телефоны. Задержался на витрине люкс.
  — Неужели кто-то это покупает?
  — Да конечно, могу вам показать новую модель.
Я никогда не понимал смысла в дорогих телефонах. Телефон должен делать звонки и отвечать на них. Но, в силу положения, пришлось заиметь в своё время дорогостоящий аппарат. И периодически обновлять его по мере появления новой модели.
Чувство саднящего «Важно» усилилось, как будто я находился в эпицентре этого «Важно». Точно, нужно продавать эту сеть. Видимо, неспроста ощущение этого забытого приходит в непосредственной близости от него. Тут я только обратил внимание на девочку, которая предлагала мне новые модели. Маленькая, щупленькая, в белых перчатках. Она достала из витрины какой то аппарат и со знанием дела стала рассказывать о его достоинствах.
Но я не слышал ничего, кроме её голоса. До боли знакомый голос. Да и вообще, какое то странное ощущение, что давно знакомы.
  — Мы с вами не знакомы, нигде не встречались, — перебил я её.
  — Нет, не думаю. Если только вы не заходили сюда. Хотя вряд ли, я всех помню, кто сюда заходит. 
  — Извини. Как тебя зовут?
  — Маша.
  — Маня значит, — улыбнулся я.
«Странно», — подумал я, да ещё это «Важно» в голове гудит не переставая. Дослушав лекцию до конца, я купил телефон. Просто из симпатии к этой девочке и её профессиональному подходу к делу. Оставил на чай и сел обратно в машину.
  — Алё! Да, это я. Займитесь продажей этой компании. Да, прямо завтра и начните. Я, кажется, что-то чувствую нехорошее в ней, — положив трубку, я откинулся на спинку и достал из холодильника бокал и наполнил его виски. Выпив одним залпом, я постепенно начал успокаиваться. По мере удаления от места, это нудное «Важное» стало отпускать. 
  — Точно, надо избавляться от неё. Не зря, какое то странное ощущение меня преследует, как только вижу этот логотип.
  — Ну, Вам виднее, вы никогда не ошибались, — добавил Алексей.
  — Знаешь что, Лёша, а давай сегодня отвези меня в клуб, затем позвони моим девчонкам и привези их туда. Пусть тоже приезжают. Хочу оторваться сегодня. 
  — Тех, последних?
  — Конечно…

7.

  — Привет девчонки! Скучал без вас.
  — Приветик, мы тоже. Что у нас сегодня по плану? Может потом за город, к тебе?
  — Посмотрим. А сейчас отрываться. Кстати это тебе, я вынул из кармана только что приобретённый телефон и протянул длинноногой блондинке, кажется Катя её зовут.
  — Вау! Круто! Спасибо большое, я тебя прям сейчас расцелую.
  — Подожди, я не готов прилюдно штаны снимать. Хотя, ты знаешь, мне пофиг, но не сейчас.
  — А нам? — обиделись остальные, — ты нам давно уже ничего не дарил.
  — Не нойте. Потом заедем в салон на Тверской, и сами себе выберете. Там кстати сегодня хорошая девочка работает, не то, что вы. Пустышки. А сейчас отдыхаем.
  — Сто лет не был тут. Просите всё, что пожелаете. 
  — Федя! Обратился я к управляющему. Сегодня все отдыхают за мой счёт. Впрочем, как обычно, когда я появляюсь у вас. Федя учтиво улыбнулся. Ему льстило, что такой человек выбрал его клуб для отдыха. Пришлось даже изменить подход к политике клуба. Многим вход закрыли, остались только достойные. А всем новым, только после личного собеседования. Привычное погружение в знакомую атмосферу ночной жизни пьянило и успокаивало.
Изрядно набравшись виски, до одури нанюхавшись кокса, выпив уже со всеми знакомыми, я направился в туалет. 
  — К чёрту кокаин, в унитаз! Деньги? Тоже туда! Какая разница как их спускать. Всё одно. Что я поменял в своей жизни? Да, я стал обеспечен на несколько жизней. У меня куча компаний, вложений, счетов. У меня есть всё. Но нет, как и не было покоя. Я стал ещё хуже, чем был. Я так же, даже в большей степени не уважаю людей, окружающих меня. Я, как и тогда, нечеловек. Ангел с чёрными крыльями. Смотря на своё отражение в зеркале, я ненавидел себя, хотя знал, что завтра это пройдёт. Так бывает. Это стало уже привычкой казнить себя.
  — К чёрту всё! Пошли все вон отсюда! — стукнув кулаком по зеркалу, превратив его в паутину, в струйках крови, текущих по трещинам из разбитой руки. Народ поспешно стал протискиваться к выходу из туалета. Тут уже привыкли к моим выходкам и понимали, что спорить не стоит.
  — Какие же вы все уроды! Вас всех можно купить и выбросить. Спустить в унитаз, как использованную туалетную бумагу. Ничего в жизни нельзя изменить. Я так же несчастен, как и был до этого. Деньги решают многое, но не всё…
  — Котик, — послышался голос за дверью, — можно мне войти? На первом канале пусто. Ты не дашь нам ещё? Вслед за этим дверь немножко приоткрылась и в туалетную комнату заглянула одна из моих подружек.
  — Что? Что ты хочешь? Кокаин? Иди сюда! – понизив голос, с издёвкой произнёс я.
  — Заходи. 
Девушка неуверенно вошла внутрь.
  — Коксу ещё захотелось? Вон, в унитазе, возьми. Плавает в дерьме ваше дерьмо. Но тебе же всё равно, какое дерьмо в нос вгонять. Если оно от меня. Вы же все за деньги готовы гавно жрать! А хочешь сто тысяч баксов прямо сейчас заработать? Хочешь? И подружек своих позови. Я каждой дам по сто. Только щас сперва вот насру тут посредине комнаты, а вы сожрёте все вместе. Согласна?
  — Что с тобой котик? Зачем ты так говоришь? Мы же любим тебя?
  — Заткнись!!! Кого вы любите? Вы деньги мои любите!!!
Девушка начала осторожно пятится к двери.
  — Нет уж постой. Ты же порошка хотела, щас я тебе дам. Я достал из внутреннего кармана ещё один пакет с кокаином. Девушка с испуганным лицом боялась пошевельнуться и вжалась в стенку. Она уже пожалела, что вошла сюда. Я высыпал весь порошок в ладонь.
  — Иди сюда, не бойся, я же добрый.
От страха она боялась пошевелиться. Тогда я сам подошел к ней. Одной рукой взял за волосы, запрокинул голову и стал с остервенением запихивать всё ей в нос. Она начала было сопротивляться, но я сильнее вцепился ей в волосы.
  — Нравится? Нет, ты скажи мне, нравится тебе? Ты этого хотела? – она начала кашлять, разбрызгивая порошок, перемешанный со сгустками крови прям мне в лицо и на рубашку.
  — Посмотри сука, что ты наделала? Я весь в твоих сучьих соплях и крови!
  — Отпусти меня, пожалуйста, — жалобно заскулила она.
  — Пошла вон! Я открыл дверь и выкинул её в коридор.
  — Следующий! Рявкнул я. – Кто ещё хочет? Кто скажет, что для меня самое важное в жизни?
В коридоре начал собираться народ. Я захлопнул дверь и увидел своё отражение в разбитом зеркале.
  — Вот ты настоящий. Вот твоя сущность. Ты зверь.
  — Андрей Николаевич… — в дверь просунулась голова управляющего. – Я извиняюсь, но…
Он вовремя успел убрать голову и захлопнуть дверь. Потому что в следующую секунду в неё врезалась с грохотом хромированная урна.
  — Оставьте меня в покое!!! Я сполз по стенке на пол и забился в угол. Мне самому стало страшно от себя. 
  — Ты нечеловек, ты зверь…

  — Значит, для тебя это важно было? 
Я повернул голову на голос, но никого не увидел. 
  — Ты забыл, и постоянно не можешь вспомнить, и тебя терзает мысль о том самом «Важном».
  — Кто тут? Я сказал, что бы все убирались!!!
В кабинке послышался шум спускаемой воды и оттуда, застёгивая штаны на ходу, вышел тип с тощей бородкой, похожий на панка.
  — Ааааааа. Вот ты то мне и нужен. Это ты всё устроил. Во что ты меня превратил? И что мне не даёт покоя? У меня всё есть, но я чувствую, что у меня ничего нет.
  — Ээээ. Постой, ты сам выбрал этот новый путь. Я тебе его не навязывал. А то, что ты не можешь вспомнить, так это маленькая плата за то, что сейчас имеешь. Посмотри на себя в зеркало.
Я поднялся и уставился на свою пьяную физиономию, под носом ещё остались следы белого порошка. Весь в крови. Сзади меня стоял панк.
  — Посмотри на себя. Ты респектабельный человек, обеспеченный, у тебя есть всё, что можно пожелать. Что тебе ещё нужно? Хочешь узнать про «Важное»?
  — Да! Хочу! Мне это спать не даёт! Я не привык что-то не знать, что-то терять или забывать. Тем более, если это «Важное».
  — Но, узнав это «Важное», вспомнив его, вдруг твоя жизнь изменится. Вдруг станет всё по другому, не так, как сейчас. А может это окажется и не таким уж «Важным». Может тебе это совершенно не важно. Может, узнав и вспомнив это, ты станешь ещё хуже спать и совсем потеряешь покой.
  — Пофиг! Мне плевать! Хуже не будет! Я должен успокоиться. У меня такое чувство, что ты у меня душу забрал в обмен на всё это.
  — Ха! У тебя была душа? Вспомни свою прошлую жизнь? У тебя тогда уже не было души. И сейчас ничего не изменилось. Только теперь ты ни в чём не нуждаешься.
  — Врёшь! Раз я что-то забыл, то, что ты у меня забрал, это и есть что-то «Важное». А что может быть важнее души?
  — Как хочешь. Мне всё равно. Не пожалей только потом.
Он развернулся и пошел к выходу. Напоследок обернулся, и всё с той же ухмылкой бросил мне 
  — Удачи! — громко хлопнув дверью, так, что осколки зеркала посыпались в раковину. Я невольно зажмурился, ожидая опять чего-то страшного, вспомнив, как в тот раз приближался поезд на платформе. В моей голове отчётливо повторился этот звук, шум приближающегося поезда…

8.

  — Молодой человек! Так и будем стоять? Или всё-таки дадите войти, — я открыл глаза. Передо мной стоял вагон с открытыми дверьми. Люди заходили в поезд. Я посторонился и пропустил сварливую тётку, которая напирала на меня сзади. 
  — Осторожно, двери закрываются, следующая станция Павелецкая. Будьте осторожны при выходе из последнего вагона, — двери закрылись, и поезд отправился от платформы. Я сел на скамейку, не в силах придти в себя. Ноги подкашивались. Мысли не укладывались в голове. Что это было? Я достал мобильный телефон, старый Sony Ericsson. Зачем крутой? Ведь телефон должен делать и принимать звонки. Судорожно стал тыкать кнопки, открывая записную книжку. Я уже был готов к любым удивлениям, но очень надеялся, что этот номер тут и никуда не пропал. Вот он, наконец-то. Маня МТС. Вызов. Долгое мучительное ожидание ответа, под музыку какого то дурацкого джаза. Давно говорил ей, отключи эту услугу, всё некогда было ей. Но сейчас этот джаз меня радовал. 
  — Аллё. Раздался сонный голос в трубке.
  — Ты уже проснулась?
  — Да. Теперь, как ты меня разбудил, проснулась. Что это ты вдруг? Уже на работе?
  — Нет. Просто утром, когда я целовал тебя перед уходом, я забыл самое «Важное».
  — Что? Что важного ты забыл?
  — Сказать, что я люблю тебя.
  — Фу ты, я уж подумала, забыл что-то дома. Я тоже тебя люблю. Давай, я пошла, умываться и завтракать. Буду на работе, напишу. И никогда больше не забывай про такие важные вещи.
— Пока. Теперь я никогда это не забуду.

Конец.

Андрей Садков (четокакто)

2008

О культуре обслуживания в СССР

В те времена, когда ещё был советский союз, с нашим телефоном произошла странная вещь. Ни с того, ни с сего вдруг стали звонить люди и спрашивать «Это ремонт холодильников?». И вроде номер правильный называли, но дома у нас из всего вопроса был только холодильник. В крайнем случае, можно согласиться с «Это холодильник». Ремонтом у нас никто не занимался, тем более холодильников. Часто на звонки попадал я. Сначала я вежливо отвечал, что «вы ошиблись» и даже хватало терпения вступать в диалоги и разъяснять, что я понятия не имею, почему они попали не в ремонт холодильников, а в квартиру. И что, да, это номер правильный, но это ни разу не ремонт холодильников. Но как говориться терпению постепенно приходит конец, ибо звонки уже подзаебали, а непонятливые мудаки ещё больше. Я стал общаться более развёрнуто.

— Алё. Это ремонт холодильников?

— Нет. Это ремонт мудильников.

— Будильников?

— Му-ди-льни-ков! Ясно?

— Алё. Это ремонт холодильников?

-Да. Что у вас?

-Холодильник не работает.

— У вас телефон далеко от холодильника?

— Нет.

— Тогда откройте дверь холодильника и суньте туда трубку. Я послушаю и посмотрю.

— Ну что скажете?

— Скажу, что вы долбоёб.

— Алё. Это ремонт холодильников?

— Да. Что случилось?

— Холодильник не работает.

— Завтра мастер будет.

— Вы же адрес не спросили.

— Мы за вами давно наблюдаем и знаем всё о вас. Вы плохо обращаетесь с холодильником. Вчера он нам сам позвонил и жаловался на вас. Говорит, что свет за собой не выключаете.

— Алё. Это ремонт холодильников.

— Да. У вас есть холодильник?

— Есть. Иначе, зачем я звоню.

— Ну, хуй знает, может вам скучно.

— Я тебя узнал. Это ты говорил, что у вас ремонт мудильников.

— Всё правильно. Открой дверь холодильника и прищеми ею свои яйца. Тогда мы отправим к вам мастера по ремонту мудильников.

Самое интересное, что это их не останавливало. Они конечно тоже за словом в карман не лезли, но они всё-таки пытались выяснить, как можно вызвать мастера.

Можно продолжать бесконечно, но мне особо запомнилась одна дамочка. Не знаю, что тогда меня сподвигло на такое общение. Может быть, безразличный настрой и отсутствие желания шутить.

— Алё. Это ремонт холодильников.

— Да. Что у вас.

— Холодильник сломался.

— Хорошо. Завтра будет мастер. Диктуйте адрес.

— Но вы даже не спросили, что именно не работает.

— У нас хорошие специалисты. У него с собой полный чемодан запасных частей. На месте разберётся.

— А во сколько он будет?

— А когда вам было бы удобнее?

— Нууууу…. В первой половине дня…

— Тогда ровно в 12 мастер будет у вас. Вам удобно в 12?

— Ну… да… удобно. А сколько стоить будет.

— Не думаю, что дорого. Выезд мастера и диагностика бесплатно. А там, на месте решите.

Тут наступила пауза на несколько секунд.

— Алё. Женщина. Вы ещё тут?

— Да. Знаете. Я наверно не туда попала.

— Почему не туда?

— Ну, вы как-то ВЕЖЛИВО разговариваете и всё остальное. Я наверно всё-таки номером ошиблась…

Далее гудки.

Я вот тогда что подумал. Опыта общения с бытовым сервисом у меня не было, и тем более я никогда не работал в этой сфере. Может и правда я слишком вежливым был. Может, там сразу нахуй посылали, в то время? Поэтому люди, с которыми я общался до неё, больше были убеждены, что попали по адресу.

Конец.

Андрей Садков (четокакто)

2008

Про первый раз

Просто совет — не читать до, во время и после еды.

Вы помните про свой «первый раз»? Я вот, например, нет. Но зато я хорошо запомнил свою первую попытку. Дело было в далёких восьмидесятых. Я как раз закончил неполно-среднее и учился в каком-то ПТУ, по специальности радиомонтажник. Значит, лет мне было примерно 15-16. В те времена сексуальный опыт не приходил так рано как сейчас. Из всех познавательных материалов у меня до этого времени, для ознакомления, были только порно-карты и несколько раз переписанная камасутра в тетради.  Но это не суть важно. Была одна знакомая девушка. Не скажу что моя. В принципе ничья. Мы вместе встречались, когда пили компанией в подъезде портвейн под гитару, закусывая докторской и кабачковой икрой. Конечно, мы знали телефоны друг друга.

И вот. В один прекрасный, тёплый день, общаемся мы с ней по телефону, и она вдруг говорит мне.

— Сделай мне ребёнка.

И голос такой томный и немножко грустный, как будто она хотела в него вложить всю важность этого предложения. И ещё складывалось ощущение, что это её последний шанс родить ребёнка. Хотя это конечно не так, но видимо сказать «Давай потрахаемся», в те времена было ещё не модно. Сей прозрачный намёк я прекрасно понял. И дабы на всякий случай прояснить ситуацию пояснил. Что ребёнка не обещаю, но сам процесс организовать готов. Договорились на завтра. После обеда у неё дома. Единственным препятствием для меня было только ПТУ. Хотя в данной ситуации, я посчитал это не препятствием. В ПТУ я каждый день хожу, а «ребёнка делать» не так часто. Да что там говорить. Вообще в первый раз.

На следующий день я поехал учиться с намерением к обеду свалить, но тут сама удача шла навстречу. Лучше бы она прошла мимо. На подшефный завод нужно было отвезти тележку с какими-то коробками. Потом отпускали домой. Прикинув, что я как раз уложусь в срок, я вызвался одним из добровольцев. Толкаем мы эту тележку, под присмотром мастера того завода, с напарником по улице (до завода не очень далеко) и наслаждаемся теплой погодой. Я иду вообще счастливый. Сейчас отвезу коробки и поеду «ребёнка делать». С такими мыслями мы практически доехали до завода и тут …

Решил я на свежем воздухе без тени смущения пёрнуть. Пёрнул. И тут как в том анекдоте — «Стоит мужик в ванне, штаны отстирывает. — Никому нельзя доверять. Даже себе. А всего лишь пукнуть хотел» Вот и я. Толкаю тележку и чувствую, как по ногам, под брюками течёт жижа. Выражаясь доступным и понятным языком – понос. Короче обосрался. Конечно, я всё утро нервничал немного, но что бы так… Я не ожидал такого подвоха. Хуже того. Я понимаю, что этим дело не закончилось. Меня ещё прёт «попердеть». Напарник с мастером уже носами подозрительно крутят, а я даже не знаю что делать-то.  До завода ещё метров триста, а до туалета ещё дальше. Запаса прочности моих жопомускулов хватит максимум на пятьдесят метров. И как назло ни кустов, ни каких либо укрытий. Дорога и дома.Единственным правильным решением было бежать в ближайший подъезд.

— Я сейчас. – крикнул я и побежал. Домофоны тогда были ещё не популярны, поэтому я беспрепятственно забежал в первый попавшийся подъезд. Ну не то, что бы беспрепятственно. Я бежал и срал в свои штаны. А что делать? Когда бежишь, трудно держать под контролем ягодицы. Залетаю в подъезд и понимаю, что тоже не очень удобное место. Куда срать-то? Местный мусоропровод был единственным выходом. Я открыл ковш и пристроился на нём. Только я удачно расположился, как вдруг слышу, что этажом выше открывается дверь. Закрывается. Поворачивается ключ. Шаги. Ну, всё. У меня такое ощущение было, что вся  жизнь перед глазами пролетела. Щас меня увидят на ковше и как минимум просто не поймут. Но потом сообразят и вряд ли принесут туалетной бумаги. Понимая, что обосран я уже более чем достаточно, я решил хоть честь сохранить. Спрыгиваю с ковша и напоследок цепляюсь ремнём за ковш. Ну, вообще пиздец, думаю я. Картина не маслом, а гавном. Обосранная задница висит на мусорном ковше. Подачкой судьбы я как-то отцепляюсь от ковша. Шаги приближаются. Понимая, что подтереться нечем, да и в принципе уже незачем, натягиваю штаны и выбегаю  на улицу. Хрен с ней с жопой, под штанами всё равно не видно. Далее я понимал, что меня вроде как должны ждать, но к счастью не дождались. Потом были не самые лучшие полтора часа. Мне надо было заехать в ПТУ (забрать свои вещи) и потом домой. А это пятнадцать минут на автобусе, затем сорок минут на метро и ещё двадцать минут на автобусе. Биомасса уже успела подсохнуть, и я чувствовал, как она трескается на ногах. И штаны, как будто в застывшем цементе. Сомневаюсь, что мне надо описывать как я ехал и как смотрели на меня попутчики. Я же принял оборонительную позицию — «это не моё». Дома я вспомнил, что вроде как сегодня «ребёнка делать». Выбирая, между ванной и телефоном я всё-таки склонился к телефону. Что важнее? Отмыться я успею, но мне нужно себя успокоить, что не зря перенервничал-то. Она ответила таким же печальным голосом, что у неё умер дедушка и вроде как-то всё отменяется. Я попытался возразить, но хрен там. Я принял душ и затем, когда лежал уже в ванной размышлял. Видимо не судьба было «ребёнка делать». Наверно некто нaверху это почувствовал и предостерёг меня. Пусть и такой ценой. Сначала наслал на меня понос, а когда понял, что это не остановит меня, пошел на радикальные меры. И хрен знает, как бы всё сложилось, если бы всё не отменилось. Ведь гандонов-то у меня не было. А «сделать ребёнка» потом я практиковал уже чаще и ни разу не обсерался.

Конец.

Андрей Садков (четокакто)

2008

Мой рай.

…и часто ты слышишь эти звуки?…

   Они лежали на маленьком, тесном диванчике. Он поглаживал её волосы, она закрыла глаза от удовольствия. 
Два бокала, бутылка красного вина и две свечи. 
  — Так здорово, птички поют, прибой шумит, расслабляет.
  — Это там, за окном.
  — Не правда, я смотрела в окно. Там нет ничего, кроме гаражей, домов и пустых машин. Там даже людей нет.
  — Ты смотрела не в то окно. За тем окном, которое на кухне, так и есть, как ты говоришь. А тут, в комнате, тут всегда темно. Этот чёрный фотографический фон, который растянут на всё окно, не пропускает свет с улицы. И закрывает вид из окна. Но если ты аккуратно протиснешься в маленький промежуток, между стеной и фоном, тебе откроется вид из окна.
  — А что там особенного?
  — Там море, лес, птички поют. Именно их ты сейчас и слышишь.
  — Вот оно как? И часто ты слышишь эти звуки? Ты наверно чего ни будь куришь? 
  — Но ты же слышишь это…
  — Да. Но это не может быть там. Но раз так, расскажи, что там.
  — Сначала виден лес, но не далеко, метров через 20 он заканчивается золотистым песком. Это пляж. А потом море. В лесу летают и поют птички. А однажды, я видел мальчика. Он сидел на пеньке и играл на дудочке.
  — И что? Прямо так сидел на пеньке и играл? А пенёк он сам спилил себе из дерева?
  — Нет. Дерево просто было уже старым, и оно упало, остался пенёк, на котором можно сидеть.
  — И что? Ты ходил туда? В этот лес.
  — Нет. Туда наверно нельзя идти. Ведь откуда я знаю что там. Может обратно уже нельзя будет вернуться. Представь себе, как это может выглядеть. Лес, а посреди него висит окно в воздухе или в какой ни будь скале. А может ещё чего.
  -Е рунда всё это. Нет там ничего. Я ж говорила, только гаражи, дома и машины.
   Утром он вызвал ей такси. Вышел на улицу, посадил её в машину, постоял, покурил. Мысли не отпускали. А может и правда пойти туда, прямо сейчас и чёрт с ним, что потом…
Он аккуратно отодвинул фон. За окном начинался рассвет. Первые лучи солнца пробивались сквозь кроны деревьев. Птицы ночные засыпали, но на смену им просыпались дневные и начинали свои песни. Лёгкие волны накатывались на золотой песок. Что-то изменилось. Точно. Вдалеке у самой кромки моря, что-то появилось. Кажется, это был шезлонг. Откуда он там взялся? Возможно это знак? Он осторожно открыл окно. Подуло свежим утренним воздухом с солёным запахом моря и сочной листвы. Было страшно, но это был страх с интересом. Взявшись рукой за раму, он осторожно перенёс сначала одну ногу через подоконник, затем вторую. Несмотря на третий этаж, земля оказалась близко. Он опустил обе ноги на неё. Прямо от окна, к пляжу уходила тропинка. Отпустив руку от рамы, он сделал первый неуверенный шаг, затем ещё. Страх остался там, в комнате и он уверенно пошел вперёд, постепенно ускоряя шаг. Потому что шум волн и запах моря звал к себе. И вот он уже бежал, не оглядываясь назад, но то, что осталось там, позади. Тёплый песок приятно грел его босые ноги, утреннее солнце ещё не успело раскалить его. Вот и кромка воды. По привычке он потрогал воду рукою, она была тёплой. Зашел по колено, и его тут же окружили сотни маленьких цветных рыбёшек. Не снимая джинсов и футболки, он с разбега бросился в воду…
   На песке валялась мокрая одежда. Удобно устроившись в шезлонге, он смотрел вдаль. Насколько хватало взгляда, вправо и влево бесконечно простирался пляж, заканчивающийся лесом. Солнце уже перевалило за полдень и клонилось в сторону горизонта. Ещё пару часов и оно, шипя, погрузится в воду.
Вернутся?
   Нет! Это уже невозможно. Даже не глядя туда, он знал, что окна он там не найдёт. Это вход без выхода. Это его рай…

Конец.

Андрей Садков (четокакто)

2008

Зазеркалье

У них была тяжелая работа. Нужно быть всё время готовыми. Постоянно менять инсталляции, успевать за любым мало уловимым движением, сменой картинки. Они работали отражением нашей жизни.
       Люди иногда позволяли себе задумываться. Особенно в детстве. Насколько реально отражение? Что там за зеркалом? У них же, такой вопрос не возникал. С той стороны зеркала их работа, их жизнь.
       Самой лёгкой была домашняя работа. Было достаточно один раз сделать декорацию стены напротив и несколько видимых и попадаемых в отражение предметов интерьера. Ну и быть готовым к появлению в доме новых вещей. Но с этим проблем не было. Информация об изменениях поступала с опережением событий и вполне хватало времени, что бы сделать заказ на необходимый предмет. Что касается людей, которые иногда попадали в это зеркало, то это было ещё проще. Они постоянно следовали за своим Оригиналом, по коридорам пространства, сокращая путь от окна к окну, от лужи к луже от зеркала к зеркалу. Ко всему, что должно передавать отражение. У них всегда был план-график перемещения Оригинала. И всё время появлялись вовремя, точно копируя мельчайшую деталь гардероба, выскочивший прыщик, появившийся седой волос или морщинку…

       Ему нравилась его работа. Особо переутруждатся не приходилось. Его Оригинал не любил своё отражение, соответственно и зеркал дома не было. Только в ванной. А в остальных местах он старался не смотреть в зеркала. 
       Утро началось как обычно. Вовремя появится в ванной, почистить зубы, умытся. На этом утренняя работа закончилась. Следующее отражение должно быть в автобусе через 40 минут, да и то большой чёткости оно не требует. Оригинал будет сидеть все 20 минут, уткнувшись головой в стекло. Затем несколько секунд в лифте офисного здания, но и там это не важно. Только из-за того, кто ещё там будет ехать. А так можно было бы сразу пропустить или как обычно, если есть настроение, корчить рожи и показывать язык. Всё равно он не будет смотреть. Потом монитор компьютера, чашка кофе, опять монитор, лифт, витрина в магазине, очки продавщицы и дома зеркало в ванной. Никаких практически особых событий. В основном приходится шляться по переходам пространства, встречаться со знакомыми. Иногда устраивать у себя вечеринки, хотя алкоголь запрещён в любом виде. Нельзя притуплять бдительность. Это только люди могут позволить себе перепить и проспать работу. Поэтому приходится просто сидеть в компании таких же бездельников у себя на кухне, пить чай и рассказывать забавные истории из жизни своих Оригиналов. Но завтра должно быть всё по-другому. Завтра у Оригинала корпоратив. Мероприятие, которое нельзя пропускать. С утра должен придти план-расписание дня, там то всё и будет ясно, к чему готовится. 
       Утром разбудил сигнал пришедшей почты на терминал. Скоро проснётся Оригинал, поэтому план-расписание всегда приходит за 40 минут, что бы было время на подготовку. В экстренных случаях присылают вечером, если необходимо будет делать заказ на новые предметы, которые появятся завтра в отражении. 
-Так, что у нас на сегодня? 
       От удивления левая бровь поползла вверх. Сегодня на корпоративе он переберёт лишнего и приедет домой не один, хотя он это даже не поймёт. Это его напоит та девушка из отдела кадров и потащится к нему в гости. Что ж, сегодня будет много людей. Это будет проходить в ресторане, там куча зеркал. Поэтому потребуются клоны для противоположных зеркал, как минимум два. Их ещё нужно будет синхронизировать с собой. Слава богу, времени будет предостаточно, на отладку. Вот только предстоит прорепетировать с пьяным отражением. Ведь Оригинал не пил никогда и поэтому такого опыта отражения не было. 
       На самом деле мало у кого получается хорошо пьяное отражение. Ведь как можно изобразить пьяное лицо, когда ты сам никогда пьян не был. Поэтому люди не очень то узнают своё пьяное отражение, но не обращают внимания. Просто говорят про себя. 
— Боже! Как можно так выглядеть? Надо меньше пить. 
       День прошел как всегда. Успел подготовить клонов. Проверил их в работе и остался в общем доволен. Следующее появление отражения в гардеробе ресторана. 
Что ж, человек 150 собралось. Придётся потолкатся. Постепенно познакомился с теми, с кем ещё не встречался вместе в отражении. Вот она, та девушка из отдела кадров. Скоро всё начнётся и придётся изображать пьяного. Главное, что б никто не заподозрил. Сегодня днём, переживая за то, что он не сможет достоверно передать опьянение, он нелегально приобрёл фляжку виски. Даже тут, где алкоголь категорически запрещён, его всё равно можно достать при желание. Правда за распространение его и за употребление полагается максимально возможное наказание, но иногда можно, если осторожно. А ему это просто необходимо. Тем более это в первый и последний раз, успокаивал он себя. 
-О! А это не так плохо! Да и изображать ничего не приходится, всё получается натурально, порадовался он за себя. 
Оригинал так же, напивается впервые и поэтому их состояние на равных. Вот уже и девушка рядом. 
-У тебя хорошо получается его отражение, видимо талант. 
-Могу и тебе помочь, а то смотрю, тебе это не очень даётся. 
-Да уж, не люблю я пьяную рожу корчить. Она хоть и позволяет себе порой лишнего, но всё никак привыкнуть не могу, сколько бы на этих курсах не учили. Мне это не понять. А ещё я чувствую себя шлюхой. У неё дома большое зеркало в спальне и мне приходится постоянно заниматься сексом со всеми Копиями Оригиналов, которых она таскает к себе домой. А уж в её постели, поверь моему личному опыту, перебывало достаточное количество мужчин. 
-Сегодня отдохнешь. Появившийся один раз в ванной и до утра можешь валить домой. Или оставайся у меня. 
-Ладно, видно будет, по состоянию. Так что ты там сказал про помощь? 
-На, попробуй. 
-Это алкоголь? Ты с ума сошел! Хочешь что бы нам влетело? Хотя конечно жутко интересно, я только слышала об этом. 
-Да ладно, расслабься. Никто не узнает. Поверь, сразу станет легче отражать. 
Любопытство взяло верх, и она осторожно глотнула из фляжки. 
-Ммммм, приятно на вкус. Почему люди порой так морщатся когда пьют? 
-Это заменитель. Вкус приятный, но эффект сохраняется. Специально для таких случаев, что б не пахло от тебя. 
       К окончанию вечера обоим парочкам было уже хорошо, по обе стороны зеркал. Порой ему казалось, что уже иногда он не попадает точно, а один раз, в туалете, ему показалось, что он показал язык оригиналу. Но то ли на это никто не обратил внимание, то ли правда показалось. 
-Ну что? Собираемся? Через пять минут у меня зеркало в туалете, потом в косметичке сотрудницы и затем в такси. Самое последнее как обычно в ванной. У тебя сложнее, примерно почти каждые пять минут в её пудреннице. 
-Хватит шутить, не у всех такая халява как у тебя, — улыбнулась она. 
-А у него точно в спальне зеркала нет? Может какого ни будь, хоть небольшого. 
-Точно нету, да ты и сама план-график видела же. 
-А ну да, точно. Жаль, кокетливо подмигнула она. 
-Ну, ты можешь остаться до утра, нет проблем. Всё равно просыпаться тут же. 
       Дождавшись последнего отражение на сегодня, они закончили работу и практически набросились друг на друга, срывая одежду и разбрасывая её на полу, по пути к кровати. С остервенением насладившись сексом, первым пьяным сексом в их жизни, пьяные и довольные погрузились в сон. 
Утром как обычно за 40 минут до подъема Оригиналов прозвучал сигнал. Пришла почта, с планом-расписанием на день. Через 40 минут прозвонил будильник. Оригинал мужчина, ужаснувшись от осознания случившегося, встал и пошел как обычно умываться. Оригинал девушка, с трудом вспомнила, как она тут появилась, улыбнулась и протянула руку за зеркальцем в косметичке… 
       Оригиналы оказались в одной больнице. Только он в мужском, а она в женском отделении психиатрии. Те, двое, получили максимальные сроки, потому что до конца дней своих Оригиналов, им нет необходимости отражать их. Потому что зеркала в их жизни больше никогда не появлялись.

Конец.

Андрей Садков (четокакто)

2008

Top