4. Здравствуй Юг

На перроне нас должна была встречать баба Нюра. Мы конечно не знали, как она выглядит, но мама отправляла её телеграмму, где были указаны дата прибытия, время и номер вагона.

Мы выбрались из поезда и встали, оглядываясь на перроне. Где-то тут должна быть баба Нюра. Из вагона вышли дед Миша с Галиной Васильевной. Михаил Сергеевич невесело помахал нам, видимо желания приятного отдыха несмотря на то, что шашку найти так и не смогли. Чуть позже появилась компания студентов. Заметив нас с Вовкой один из них изобразил как будто глотает шпагу, чем рассмешил своих друзей, которым они наверняка всё рассказали. Не смеялся только бывший обладатель командирских часов. Он по-доброму погрозил нам кулаком. Студенты тоже сложили свои вещи на перроне и стали оглядываться. Видимо тоже кого-то искали.

— Ну, здравствуйте, — проворковала подбежавшая к нам старушка. — Я вас сразу признала. Пойдёмте.

Папа с мамой подхватили чемоданы, и мы пошли за бабой Нюрой. Точнее, почти побежали.

— Шустрая бабулька, — сказал я Вовке. — Прям как я бегает.

— Я вас до машины сейчас провожу, — не оборачиваясь на ходу пробираясь сквозь толпу отдыхающих, сообщила нам баба Нюра. — Дед Матвей вас отвезёт и разместит, а у меня ещё тут дела.

На стоянке возле вокзала нас ожидал москвич ярко-канареечного цвета. В машине сидел и курил видимо тот самый дед Матвей.

— Вот перхоть старая, — судя по всему имея в виду деда возмутилась баба Нюра, — сказала же что дети едут. Нет же. Сидит и пускает дым как старый паровоз.

— Ты чё старый? Мало того, что лёгкие последние в воздух выдуваешь, так и детей отравить решил! Я же сказала – дети!

Дед Матвей поспешно выкинул папироску в окно и замахал руками пытаясь выгнать клубы дыма из салона.

— Так я щас проветрю. Да и поедем с открытыми окнами и ветерком. Всё и продует.

— Мозги у тебя последние продует, — негодовала баба Нюра. — Давай, вези гостей, а я тут задержусь. Поищу жильцов на мансарду. Ты потом вертайся за мной.

Мы погрузили вещи в машину и поехали. Дед Матвей оказался добрым и весёлым старичком. Он всю дорогу травил байки и рассказывал про чудесный климат. И что с детьми самое то, и что мы не пожалеем и обязательно вернёмся именно к ним в следующем году. Они с бабой Нюрой будут рады видеть нас у себя в гостях.

— Вот в прошлом где история была, — начал одну историю дед Матвей, — гостили у нас из Ленинграда мамаша с пацаном. Пацан весь такой неугомонный. Весь отпуск бегал как крапивой в жопу ошпаренный. И там успеет нашкодить, то там. То ведро с водой перевернёт, то кур гонять начнёт. И смешно ему так всё. Оно то и понятно. Где он в городе кур то увидит. Вот и дорвался.

— А в чём история то? — спросил Вовка.

— Да в том то и история, что такой смешной пацан был. Живчик про таких говорят. Вы то поди с дома на пляж, с пляжа в дом, — обернулся к нам дед Матвей. — По вам сразу видно. Отличники и примерные дети. Гордость родителей. А Юг — это не только море. Это целый культурный досуг.

Папа, сидевший на переднем сидение. тоже обернулся к нам, как будто хотел убедиться, что дед Матвей действительно нас имеет в виду, а не каких-то других детей. Я подумал, что вот, хороший человек, который сразу заметил в нас положительные качества, но обещать ему ничего не стал. Всё-таки это Юг и надо разобраться, что там с культурным досугом.

Баба Нюра тем временем вернулась на перрон в поисках постояльцев. Все комнаты были уже сданы. Оставалась ещё мансарда. На глаза ей попалась молодая компания, состоящая из двух юношей и двух девушек.

— Ищете кого? — обратилась к молодым людям баба Нюра.

— Да. Не подскажете где тут уголок можно снять на пару недель?

— Отчего же не подскажу. Обязательно подскажу.

И баба Нюра объяснила молодёжи, что есть не уголок, а целая мансарда по цене уголка. И как раз такую компанию она и дожидается.

Молодежь обрадовалась и засыпала бабу Нюру вопросами:

— А не дорого ли? А близко ли от моря? Сколько до города? А у кого…?

— Да собственно у меня. И море близко и не дорого я ж говорю. И соседи тихие. Если договорились, то пошли. Сейчас дед вернётся и отвезёт вас.

— Здорово! Повезло то как! — радовались молодые люди. — У нас хватило приключений пока ехали сюда. Хочется спокойно отдохнуть.

Дед Матвей проводил нас в нашу комнату. Показал, что где умыться в туалет сходить и в каком направление на пляж идти. Затем он поехал обратно к вокзалу за бабой Нюрой.

Разместившись, мы с Вовкой заявили, что первым делом мы обязательно должны сходить на море. Родители возражать не стали и мы, собрав пляжную сумку все вместе отправились на море.

Мы с Вовкой были в восторге. Пока папа с мамой располагались на покрывале мы скинули одежду и побежали в воду. Бегали по берегу, лавируя между отдыхающими, кидались в набегающие волны. Мама периодически вставала, стараясь не упустить нас из виду и просила вести себя поспокойнее и покультурнее. Со временем она успокоилась и легла спокойно загорать.

— Вовка. Давай закопаем тебя в песок, — предложил я.

Вовка охотно согласился, но самым сложным было найти свободное место среди огромного количества загорающих. Наконец то, немного попетляв среди лежащих тел мы нашли немного свободного места. Вдвоём принялись за копание и через несколько минут вырыли яму, достаточную для того, чтобы закопать Вовку. Он улёгся, и я принялся его закапывать. Снаружи осталась только голова.

— Ты прям как Саид, — засмеялся я, закончив закапывать Вовку.

Мои выводы подтвердил проходящий мимо дядечка:

— Ты как здесь оказался? — спросил он Вовку улыбнувшись. — Стреляли?

— Копали, — ответил Вовка, не понявший шутки, вслед уходящему дядечке.

— Давай я тебе голову накрою панамкой и побегу маму позову, — предложил я Вовке, — пошутим над ней, скажу, что потерял тебя. — Мы придём, и я тоже спрошу: «Ты как здесь оказался?» а ты ответишь: «Стреляли».

Вовка моргнул глазами, соглашаясь на шутку. Я накрыл его голову своей панамкой, так как она была побольше и побежал за мамой.

— Только побыстрее, — попросила панамка.

Я побежал и понял, что как-то плохо ориентируюсь в обратной дороге. Людей было много. Некоторые лежали, а другие стояли, мешая ориентироваться на местности. Но тут моё внимание привлекла группа мальчишек, которые доставали из воды какую-то слизь и кидались друг в друга. Я не мог не присоединиться. Слизь вызывала больший интерес, чем поиск наших родителей. Собственно, за этим занятием меня и застала мама.

— Где Вовка? — спросила она, озираясь по сторонам.

«Вовка!» — вспомнил я панамку, которая просила не задерживаться.

— Пошли, — сказал я маме, — мы сюрприз тебе приготовили!

Пройдя немного вдоль берега, я понял, что теперь потерял место где я закопал Вовку по-настоящему. Я испугался. Моя богатая фантазия рисовала ужасную картину. Мы тщетно пытаемся найти Вовку петляя между отдыхающих. Наверняка за это время кто-то бросил на пустое место покрывало и лёг загорать прям на «Саида», который в этом случае не успеет даже сказать свою фразу. Приходится поднимать весь пляж и опять вызывать милицию с собакой. Папа скажет, что в этот раз он ни при чем, потому что ходил за пивом и не следил за нами. И поэтому маме должно быть стыдно и теперь её очередь краснеть перед людьми и милицией с собакой. И скорее всего ещё перед начальником пляжа. Ведь должен быть у пляжа начальник.

Мои размышления прервал женский крик, который прозвучал близко и немного удивлённо.

— Господи, чуть раньше времени не отправилась в твои объятия, — стояла полная женщина, держа в одной руке покрывало, а в другой пляжные тапочки, которыми она крестилась как будто увидела чёрта.

На самом деле, женщина оправдала мои опасения и найдя свободное место на пляже решила разместиться на месте, где я закопал Вовку. Про панамку, валявшуюся на песке она подумала, что её кто-то потерял. Раскинув покрывало прям на закопанного Вовку, она начала укладываться и когда легла решила убрать панамку, что бы чужие вещи не мешали ей загорать.

Вовка уже устал ждать и решил освободиться от плена, но самому раскопаться было не реально. Он не мог даже пошевелиться. Попробовал сдуть панамку с лица, но это оказалось тоже не просто. Затем вообще, послышалось какое-то шуршание, и он почувствовал, что на него сверху что-то положили. Потом добавили что-то тяжелое, что он даже с трудом мог вздохнуть. И в конце кто-то снял панамку с лица и Вовка щурясь от яркого солнца исполнил часть своей шутки сказав: «Стреляли»…

Вовку конечно откопали, а я решил, что шутка всё равно удалась. Пусть мы пошутили не над мамой, но случайная тётя тоже нормально. Мама в отличии от меня не разделила моего мнения. Вдобавок ко всему мы теперь потеряли место где сами расположились. Всё вокруг было одинаковым. И пока мы искали Вовку мы смогли потеряться сами. Ориентиром послужил папа, который стоял и смотрел по сторонам пытаясь найти нас. Именно благодаря ему мы и нашлись. Нас напоследок отпустили искупаться, тем более Вовке необходимо было отмыться от песка, который был повсюду. Но отпустили нас под строгим присмотром папы, который разве что за руку не держал нас, что бы опять куда-то не исчезли.

Хорошо, что нам с Вовкой разрешили набрать в пустую стеклянную банку той слизи, которая оказалась медузами. Мы сказали, что будем разводить медуз и взяли их с собой. Медузы это не так опасно решили родители и не стали возражать.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top