8. Чапаев в мундире

Что бы мы не слонялись без дела во дворе, бабка решила с нами позаниматься. Мне осенью уже идти в школу и она решила проверить мою подготовку.
— Будем с вами арихметихой щас заниматься.
Честно говоря, я запереживал. Что такое «арихметика» я не знал, но это слово не внушало мне доверия.
— Баб. А может не надо. Мы же ничего не сделали плохого, – попытался я уговорить бабку, что бы она не занималась с нами этим.
— Сразу видно, профессор с дипломом по дебелизму, – похвалила меня бабка. – Это в школе ты скажи так, тебе сразу освобождение дадут от занятий. Арихметика, это сложение и вычитание. Тебя что, родители дома не учили?
— Почему это не учили? Учили. Только это математикой называется, – оправдывался я.
— Как это называется сейчас не важно, – бабка пошла на кухню и принесла несколько картофелин.
— Вот. Будете картошку считать, – высыпала она перед нами на стол с десяток картофелин.
— А мы дома яблоки считаем, – встрял Вовка.
— Дама вы можете хоть вшей друг у друга пересчитывать, а тут я вам преподаватель и педагог.
Бабка расставила на столе картофелины в ряд.
— Ну, кто самый умный? Сколько тут картофелин? – бабка посмотрела на нас, видимо выбирая самого умного.
— Так не интересно, – сказал Вовка. – С яблоками интереснее.
— Конечно интереснее, – согласилась бабка. – Вы тут щас вместо сложения, яблок обожрётесь, а потом в сортире подсчитывать, кто больше насрал.
Бабка из ряда взяла одну картофелину и поставила перед нами.
— Ну, вундеркинды. Начнём с задачек для особо одарённых. Сколько картофелин перед вами?
— Одна. – ответил я.
— Всё. Песдесц. Не иначе как на золотую медаль идёшь, – усмехнулась бабка.
— Это командир на боевом коне, – оживился Вовка, показывая на картошку.
— Причём тут командир? – удивилась бабка. – Тебе совсем солнышко голову перегрело?
— Ну как же? – не унимался Вовка. – Я в кино видел про Чапаева. Там они тоже в арихметику играли.
— Фу ты бля! Я уж подумала последним умом двинулся.
— А это боевой отряд за ним, – продолжал Вовка.
Так незаметно наши занятия перешли в идентификацию личностей среди картофелин. Вовка присвоил каждому клубню «арихметического» персонажа.
У нас на столе стояли – Чапаев, Петька, я, Вовка, мама, папа, его друг Серёга, воспитатель из детского сада и дед с бабкой.
Бабка долго всматривалась в свою картофелину и ни как не хотела соглашаться, что это она.
— Вот нихрена не я, – сделал окончательный вывод бабка.
Затем в дом вошел дед и Вовка познакомил деда с его картофелиной и со всей остальной командой. Дед согласился, что бабка один в один. Такая же с гнильцой и глазками как бородавки. 
— Свою повнимательней разгляди. Вон, гляди, трещина, а из неё уже песок сыпется.
Дед не согласился и сказал, что бы ему поменяли на другую.
— Так. Нехуй играться, приступим к занятиям, – бабка сгребла всю картошку в кучу. – Значится так, боевой отряд. Нужно поделить всё, что бы в каждом отряде было поровну.
Вовка в наш отряд отобрал Чапаева, себя, меня, папу с мамой и Петьку.
— Перебор. – сказал дед. – Сдаём заново.
Я объяснил Вовке, что кем-то нужно пожертвовать. Иначе получается не ровно. В нашем отряде шесть бойцов, а в бабкином с дедом четыре. Да и то, какие там бойцы? Бабка с дедом, воспитательница и друг его Серёга. Вовка долго думал. Чапаева отдавать было не резон, а Петьку жалко. Остальные так вообще родственники. В итоге пришлось расстаться с Петькой.
— Теперь, – продолжила бабка. – Если сложить папу с мамой (взяла она две картошки), сколько получится.
— Четыре. – ответил Вовка.
— Тебя не спрашивают. Сколько будет? – обратилась бабка ко мне.
Я, конечно, знал ответ. Задачка то для младшей группы. Но меня опередил дед.
— Малец правильно ответил. Чё ты докопалась то?
— С хуя ли четыре? – не поняла бабка.
— Да вот с него-то и четыре, – пояснил дед. – Папка с мамкой два раза сложились и получилось четыре. Нет, ну сначала-то было три и нам полегче было. А как они второй раз сложились, так и стало четыре.
— Да ну вас в писду с вашими задачками. Я ребёнка хотела к школе проверить, а вы тут устроили Чапаева с еблей.
Бабка бросила картофелины на стол и ушла.
— Дед. А почему четыре? – не понял я решения задачи. – Ведь получается два.
— Подрастёшь, поймёшь. Занимательная эта вещь, сложение, – дед мечтательно посмотрел в потолок. – Правда я уже не очень помню, но у вас всё ещё впереди.

Вечером, когда мы сели ужинать, бабка поставила на стол сковородку с грибами и котелок с картошкой.
— Это что? Из задачки? – спросил Вовка.
— Из той самой, – бабка полотенцем сняла горячую крышку. – Ешьте пока горячая. В мундире.
Бабка разложила по тарелкам запеченную картошку.
— Я не буду. – отвернулся Вовка.
— Это чёй это ты?
— Там папа с мамой, да и все мы, и воспитательница, хоть я её и не люблю. И Чапаев тоже.
— Чё то да, – согласился дед. – Негоже родственников есть.
— Вы случайно головой не стукнулись? – бабка посмотрела на всех. – Так если чё, надо к ветеринару тогда.
— Ветеринар скотину лечит, – сумничал дед.
— А вы кто? Бабка вас кормит, а вы морду воротите. Скоты и есть.
Бабка наткнула картошку на вилку. И стала сдирать с неё шкурку.
— Щас посмотрим, что у вашей «воспитательницы» внутрях.
Есть конечно хотелось, а одни грибы в глотку не лезли. Я посмотрел на свою тарелку, где лежала одинокая картофелина. «Петька» — подумал я.
— А мне вот Петьку не жалко, – сообразил я. – Я с ним не знаком и в принципе готов его съесть.
— Тогда я тоже кого-нибудь съем, – согласился дед. – Пусть это будет друг твой Серёга. Я с ним тоже не знаком. Так что, имею право.
Один Вовка сидел перед своей картофелиной и дулся как мышь на крупу. Видимо ему тоже есть хотелось. Из всей команды, не родственник, остался только командир Чапаев, на боевом коне.
— Прости Чапаев, – обратился Вовка к картошке. – Мы не родственники и даже не знакомы. 
Вовка наткнул Чапаева на вилку и стал сдёргивать c него командирский мундир.
— Не повезло Чапаю, – заметил дед. – Опять не смог доплыть до спасительного берега. 
— Что ж, историю не изменить, – справедливо заметила бабка, доедая Вовкину «воспитательницу».

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top