15. Почта

Бабке принесли извещение, что ей на почту пришла посылка.
— Это ещё от кого? – удивилась она.
— Может гуталин? – спросил Вовка.
— Какой в жопу гуталин?
— Ну как в мультфильме про Простоквашино. – пояснил Вовка.
— Это в голове у вас простокваша, раз такие идеи вам в голову приходят.
— Да не-е-е. Там на самом деле фоторужьё было, – Вовка видимо решил добить бабку.
— Ещё лучше. Прям детектив. Ждали гуталин, а получили фоторужьё.
— Да не-е-е…. – начал опять Вовка.
— Короче, – отрезала бабка. – Надо идти на почту и получить посылку. А там уж видно будет, что там.
Мы напросились пойти на почту вместе с бабкой. Она решила, что такие номера как с дедом, у нас не пройдут, и охотно согласилась.
— Гуталин домой потащите. Или ружьё, – сказала нам бабка условие. – Это как повезёт…

На почте по квитанции бабке выдали посылку.
— Так вон оно что, – видимо поняла бабка от кого посылка.
— Гуталин? – спросил Вовка.
— Нет.
— Фоторужьё?
— Фотопулемёт, – ответила бабка. – На фотокарточки буду вас расстреливать, а потом в фотоальбом сложу и родителям отправлю.
— Ну что там? – не унимался Вовка. 
Он видимо уже представил, что там действительно должно быть фоторужьё или ещё лучше — фотопулемёт. На худой конец, гуталин. Но всё оказалось прозаичней. 
Мы вскрыли посылку. Какая-то бабкина родственница из другого города прислала ей давно обещанных ниток для пряжи и прочую ерунду. Совсем далёкую от фоторужья или хотя бы гуталина. 
— Хрень какая-то, – расстроился Вовка.
— Это ваше ружьё из гуталина хрень. А это ценная вещь, – бабка доставала мотки пряжи и изучала остальное содержимое.
— Свяжу вам смирительные рубашки, — продолжала рассуждения бабка. – Будете до конца лета в них ходить.
— А давай маме с папой посылку отправим, – предложил Вовка.
— А что отправлять-то? – поинтересовалась бабка. – Разве что вас.
— Нас нельзя. Детей посылками не отправляют.
— Ещё как отправляют, – бабка не отрывалась от изучения содержимого ящика.
— Я в туалет хочу, – попросился Вовка.
— Зин! Малец сходит в уборную?
— Пусть идёт. Мне-то что? Не жалко, – отозвалась Зина.
— Иди. Тебя тётя Зина проводит.
Вовка ушел. Бабка закончила изучать посылку, сложила всё обратно и как-то хитро посмотрела на меня.
— А ну-ка. Сходи в магазин, купи пирожок. Себе и Вовке.
Два раза меня уговаривать не надо было. Пирожки там были отменные. Я взял деньги и побежал.

Вовка вернулся из туалета и заметил, что меня нет. Бабка стояла возле прилавка, и они с тётей, которая работала вместе с тётей Зиной, заворачивали в бумагу какой-то свёрток. Перетянули его верёвкой и запечатали сургучной печатью.
— Только поосторожней. Попроси, что бы не кидали там особо на пересылке, – давала указания бабка почтальонше. – Всё-таки не дрова, хоть и деревянный.
— А где…- Вовка покрутил головой по сторонам и не нашел меня.
— Братец твой? – спросила бабка.
— Ну, да…
— Так я чё подумала. Ты мне идею подкинул я и решила. Чё вы тут глаза нам с дедом мозолите. Отправлю-ка я вас бандеролью, до Петропавловск-Камчатска, с возвратом. Как раз к приезду родителей и вернётесь. А мы с дедом отдохнём.
— А где… — не хотел до конца верить Вовка в случившееся.
— Так только что сдала. Вон он в бандероли лежит. Ели упаковали. Ты-то помельче будешь, так и на весе сэкономлю. 
И с этими словами бабка взяла с прилавка рулон бумаги.
— Иди сюда мой хороший. Я смеряю, сколько надо бумаги, что бы упаковать тебя.
Вовка попятился назад. Не долго думая он решил, что единственным правильным решением будет бежать. И собственно побежал. 
Бабка видимо как-то переборщила с шуткой и не оценила возможностей Вовки. Вовка, когда выбежал на улицу, решил бежать в милицию. Там уже его знают, решил он, и скорее всего, найдут управу на бабку. По прошлому случаю Вовка помнил, где находится дом милиционеров и побежал так быстро, что бабка, когда выскочила за ним на улицу его и след уже простыл.
— Да-а-а-а, – стояла бабка на крыльце с тётей Зиной. – Малёха перешутили. Пойду искать его. Как старшой-то вернётся, ты скажи ему тут ждать нас. А то хрен соберёшь их потом.

Вовка добежал до участка и сходу набросился на первого же милиционера.
— Там! Там! – Вовка не мог перевести дух. – Там брата моего в посылке отправляют!
— Снова здорова, – узнал его «главный милиционер». – Кто? Дед опять? 
— Нет. Бабка. Она и меня хочет отправить. Бандеролью.
— И далеко? – поинтересовался «главный».
— Какому-то Петру Павловичу.
— Родственник ваш? – поинтересовался милиционер. – Слушай. Мне ваши шутки уже не в новинку. В тот раз вы артистами были. Теперь вот, по почте вас отправляют. Как-то не верится. Да и кто это у нас на почте примет бандероль с ребёнком?
— Вот и я говорил, что детей нельзя отправлять, а она …
— Отправила, – закончил за него милиционер.
— Да. И меня теперь хочет, что бы глаза не мозолил.
— Ну с одной стороны решение правильное. Я так понял, что глаза вы очень мозолите. Но с другой стороны, надо разобраться.
— Вы уж разберитесь, – попросил Вовка.
Старшой вызвал другого милиционера.
— Тут артисты, опять, с продолжением гастролей. Отведи этого на почту. Там бабка ваша? – уточнил он у Вовки.
— Должна быть там.
— Ну так вот. Значит, старшего, бабка уже отправила бандеролью, а это сбежал. Непорядок. Отведи его к бабке. Пусть отправляет тоже. Мне уже надоел это цирк. И скажи там бабке, что бы заканчивали с этими представлениями.
Милиционер взял Вовку за руку, и они пошли. 
Вовка понял, что все тут заодно, и никто спасать ни меня, ни его не будет. Но из рук правосудия бежать было бесполезно. Милиционер держал его крепко. О побеге даже нечего было помышлять. Да и куда ещё бежать, если даже милиция на стороне бабки.
Не доходя до почты по дороге встретилась бабка.
— Здравствуйте Валентина Николаевна, – поздоровался милиционер. – Ваш беглец?
— А чей же ещё? Он что? До вас добежал?
— Ага. Жаловался на вас. Говорит, что по почте их переправляете.
— Да я бы с радостью, но таких даже на почте не примут.
Милиционер вручил Вовку бабке и пошел обратно.
— Бабушка. Миленькая. Не отправляй нас, – заныл Вовка.
— Да кто ж вас дураков примет-то? С вами не одна почта не свяжется. Вон. Даже милиция не хочет с вами дело иметь. А братец твой уже наверно на почте сидит, и пирожки в одну харю трескает, пока ты бабку милиции сдаешь.

Я и правда уже сидел на почте и ждал когда появятся бабка с Вовкой. Обо всём произошедшем я узнал потом. Вовка, когда меня увидел, обрадовался.
— Хорошо что тебя не отправили по почте.
— Куда? – не понял я.
— К Петру Павловичу в Камчатский, – пояснил Вовка.
— А кто это? И зачем? – всё равно не понял я что происходит и посмотрел на бабку.
— В Петропавловск-Камчатский. Дурья ты башка, два уха, – пояснила бабка. – Шутка такая. Но, какая-то хреновая получилась. Младший Павлик Морозов хотел бабку в милицию сдать.
Собственно про Петропавловск- Камчатский я мало что знал. Единственное это то, что передавали по радио, когда в Москве полдень, там полночь. Меня всегда удивляло. Как там люди живут, если у нас день, а у них ночь. Ведь ночью ни в сад, ни в школу, да и на работу никто не ходит. А у них как не услышишь, всегда ночь. Странный город…
Все детали я узнал по дороге домой. Бабка рассказала, как она решила над Вовкой пошутить, а он поверил и сбежал. Да ещё и в милицию. Выручать меня.
— Вот будете знать на будущее как над нами с дедом издеваться. В следующий раз обязательно отправлю.
— Мне в милиции сказали, что детей никто не примет на почте, – поделился информацией Вовка.
— Не переживай. Я договорюсь, – сказала бабка. – Оформим одного как гуталин, а другого как фоторужьё. И отправим в ваше Простоквашино.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top