32. Полковое знамя

Утром мы все проснулись от очередного звука трубы, но это не было похоже на обычный сигнал и призыв к завтраку. В звуках горна слышались тревожные нотки, иногда смешивающиеся с хрипом и кашлем деда Матвея. Опыт мне подсказывал, что случилось что-то серьёзное. Если дело пахло керосином, то я это чувствовал даже кончиками волос.

— Что-то случилось, — сказал я Вовке, пока родители продирали глаза и отходили ото сна.

— Может студенты нас заложили? – предположил Вовка. – И теперь всех собирают, что бы нас публично наказать.

Я представил, как все собрались во дворе и девочка Вера в том числе. Студенты тыкают в нас пальцами и говорят, что это мы про привидение придумали и ещё вспомнят, как Вовка выбросил в окно поезда часы их друга. Что там будет с Вовкой за часы, это не моё дело, но вот за привидение перед Верой как-то будет неловко. Тем более за такое некачественное привидение.

— Что случилось? – наконец-то пришел в себя папа.

— Может пожар? – с надеждой в голосе предположил я.

Всё-таки пожар в данной ситуации это лучше, чем публичный позор.

— Не накаркай. Нам вчера привидения хватило, — вмешалась мама. – Хотя от этих студентов можно чего угодно ожидать.

Мы оделись и пошли во двор.

«Всё-таки лучше бы уж пожар» — думал я про себя.

Но никаким пожаром и не пахло. Во двор повылазили почти все постояльцы и наблюдали, как баба Нюра пытается отнять горн у деда Матвея и попутно охаживает его половой тряпкой. Дед Матвей ловко уклонялся от тряпки и не выпускал горна из рук, периодически пытаясь в него дудеть.

— Я тебе покажу тревогу и общий сбор! – кричала на деда баба Нюра. — Я тебе, не при детях будет сказано, в жопу горн воткну, и флаг твой привяжу, чтобы веял на ветру.

— Нету флага! – кричал дед Матвей, отбиваясь от бабки. – ЧП мирового масштаба случилось!

— Да что собственно произошло-то? – вмешался дядя Вахтанги. – Весь дом на уши подняли.

— Политический конфликт, — изрёк дед Матвей, многозначительно подняв вверх указательный палец.

В это момент его настигла в очередной раз тряпка бабы Нюры и дед запутавшись, выпустил из рук горн.

— Теперь и дудки у тебя не будет, — баба Нюра со всего размаху запустила горн в огород.

Чуть позже, когда все успокоились и собрались за столом на завтрак, дед Матвей прояснил ситуацию. Оказывается, он, как всегда проснулся пораньше и пошел во двор отлить, но это не самое главное. Только он пристроился возле кустов с розами…

— Так ты ещё на мои цветы сцать удумал!? – перебила его баба Нюра. – Вот почему они не растут, засцанец. Я тебе…

Баба Нюра огляделась по сторонам в поисках чего-нибудь, что бы это «я тебе», отбило у деда Матвея желание сцать на розы.

— Я удобряю, — оправдывал свой поступок дед.

Далее дед Матвей пояснил. Что стоит он, удобряет, значит, розы и смотрит, как в небе птички высоко летают. Затем его взгляд перемещается на флагшток и на душе так радостно от того, что наступил новый день. Сейчас он возьмёт горн, сыграет общий сбор на завтрак и… И тут он замечает, что на флагштоке нет флага. Вчера он его вечером спустил, и он определённо был на месте, а сейчас его нет…

— Не иначе как провокация, — пояснил дед Матвей, отхлёбывая чай из блюдца. – Диверсия, можно сказать.

— Да кому нужен твой флаг?

— Это как полковое знамя. Молчи, раз не понимаешь, — дед осёк бабу Нюру. – Вам, гражданским, не понять нас военных. Для нас потеря полкового знамени это…

— Да какое там полковое знамя? – перебила теперь баба Нюра деда. – Половая тряпка.

— Тьфу на тебя, — отвернулся, обидевшись, дед Матвей. – Я с тобой ещё за горн отдельно поговорю. Скажи спасибо если цел.

Короче, в таком духе прошел весь завтрак. Дед Матвей утверждал, что это происки диверсантов и империалистов, а баба Нюра говорила, что деда Матвея пора в Кисловодск на лечение отправить. Желательно надолго. Лучше на всё лето.

После завтрак мы отправились на пляж.

— Знаешь Вовка. Наконец-то для нас есть настоящее дело, — делился я с братом своими мыслями. – Мы должна помочь деду Матвею вернуть полковое знамя.

— А где мы его возьмём?

— Будем искать диверсантов и империалистов.

— А где?

— Ну, давай начнём с пляжа, — предложил я Вовке.

Мы прогулялись по пляжу, и на первый взгляд империалистов тут не было. Зато были студенты. К ним мы с Вовкой и подошли.

— Добрый день. Здравствуйте, — вежливо поздоровались мы.

— А-а-а-а-а… Это вы, ходячие приключения на тоненьких ножках, — поприветствовала нас компания. – Что же вы сразу в кусты? Где геройское спасение девочки от призрака?

— Да ладно, — вмешалась девушка. – Сами перестарались. Нечего теперь на мальчишек грешить. Вы к нам опять с новой идеей?

— У нас теперь всё серьёзно, — сказал Вовка.

— Конечно серьёзно, — передразнил его один из студентов. – Вы, я так посмотрю, ерундой не занимаетесь.

— Мы флаг хотим вернуть, — продолжил Вовка. – Вы, случайно, империалистов не видели тут.

— Конечно видели. Во-о-он видите, — показал он куда-то в сторону. – Толстый дяденька загорает. Самый настоящий империалист.

— Мы серьёзно хотим деду Матвею помочь флаг вернуть, — сказал я, понимая, что ребята шутят.

— Нет пацаны,  даже не думайте. В этот раз мы не поведёмся на вашу затею. Чувствую, что опять крайними останемся. Вы лучше в этот раз как нибудь без нашей помощи. По возвращению флагов мы не специалисты. Вот если фокусы посмотреть или в привидение поиграть, то это смело к нам. А так…

Студенты продолжили играть в карты, и я так понял, что помощи от них никакой не будет.

— Сами справимся, — сказал я Вовке так громко, что бы  студенты услышали.

— Ага-ага. Сами-сами, — сказал один из них, не отрываясь от карт.

— Они ещё позавидуют нам потом, что это мы флаг наши, а не они.

И мы с Вовкой продолжили своё путешествие по пляжу, но как назло империалистов и диверсантов не было видно. Мы даже на всякий случай пристально рассмотрели того толстого дяденьку, что он заподозрил уже что-то неладное.

— Вам чего пацаны? – спросил он нас, приподнявшись с полотенца.

— Да так… — многозначительно изрёк я, и мы с Вовкой пошли обратно к родителям.

Весь день мы с Вовкой думали, где нам найти флаг. Мы даже сходили к деду Матвею и спросили у него. Дед Матвей сказал, что, скорее всего уже у врага. И теперь его там оскверняют. Мы пообещали, что обязательно найдём полковое знамя и вернём его.

— Пионеры герои вы мои, — дед ласково потрепал нас по волосам. – Если и взаправду найдёте, то получите по ордену.

Как только я услышал про орден, так я сразу и решил, что завтра утром, флаг любой ценой будет на месте. Уж очень мне орден хотелось получить.

— А горн вы нашли? – поинтересовался Вовка.

— Да хрен его знает, куда бабка его запустила, — пожал плечами дед Матвей. – Я уже весь огород облазил и не нашел. Наверное, припрятала куда-то, вражья морда.

Горн я тоже решил, во что бы то ни стало, вернуть.

Первым делом мы с Вовкой отправились на поиск горна. Мы обследовали весь огород и все кусты. Горна нигде не было видно. И только когда мы изнемождённые легли в саду отдохнуть, удача нам улыбнулась.  Горн висел на дереве, застрявший в ветках.

— Ну вот. Полдела сделано, — радостно я сообщил Вовке, слезая с дерева.

— Пойдем, отдадим? – предложил Вовка.

— Нет. Только вместе с флагом.

Но с флагом нам так и не повезло. Да и как могло повезти? Где мы найдём этих врагов, если мы дальше пляжа и сада никуда не ходили. Я даже от отчаянья пытался найти врага среди постояльцев. Но дядя Вахтанги сказал, что флаг ему точно не нужен, студенты нас вообще на порог не пустили, а к пожилой паре и женщине с девочкой Верой я постеснялся заходить. Но, честно говоря, я сомневаюсь, что пожилые люди, среди ночи прокрались во двор и украли знамя. Зачем им флаг? А женщина с девочкой, так тут думаю, вообще ни при чём.

— И что делать? – спросил Вовка. – Не видать нам ордена.

— Не сцы Вовка, — приободрил я его. – Награда ещё найдёт героев.

На самом деле, в процессе поисков, у меня появилась идея. Ведь что такое флаг? Это кусок красной материи. В крайнем случае, нам нужно найти кусок красной тряпки и сделать из неё флаг. Ведь это в любом случае лучше, чем ничего.

Из всех доступных и возможных мест поиска красной материи был только наш чемодан. Я как-то мельком видел что-то красное. Возможно, это что-то как раз сгодится на флаг.

Мы с Вовкой пробрались в нашу комнату, пока родители были в саду и приступили к обследованию наших вещей. Среди вещей на полке ничего красного не было. Осталось проверить чемодан.

— Ты Вовка постой на стрёме, а я в чемодане поищу.

Вовка пошел на крыльцо. Мы договорились, что если кто пойдёт, то Вовка подаст мне сигнал.

— А какой я сигнал подам?

— Ну, начни петь чего-нибудь.

Я приступил к осмотру чемодана. Как я и предполагал, в чемодане было что-то красное. Я уж хотел взять и посмотреть, что это, но тут Вовка запел.

— Мы красные кавалеристы и про нас былинники нечистые ведут рассказ….

— Что это с тобой, Вова? – послышался голос мамы.

— И почему это былинники нечистые? – добавился голос  папы.

— Наверное, не мылись давно, — предположил Вовка, пытаясь тянуть время.

— Пойдём хоть тебя умоем. А то смотри, какой грязный, прям как твои былинники из песни.

Дверь скрипнула, и я так понял, что не успеваю с красной материей. Желание помыть Вовку у родителей сильнее, чем желание дослушать его песню. Быстро закрываю  чемодан и пихаю его обратно под кровать.

Операция по спасению флага была на грани провала. Нужно было успеть до отбоя, раздобыть эту красную материю.

— Во время ужина попытаюсь ещё раз, — сказал я Вовке.

Вечером, когда все сидели за столом, я под предлогом пойти умыться, заскочил в нашу комнату и быстро извлёк чемодан из-под кровати. Времени копаться не было, поэтому я схватил красную материю и сунул её себе под подушку. Затем быстро закрыл чемодан и вернул его не место. Довольный собой я вернулся за стол. Операция прошла успешно.

— Ну как? – интересовался Вовка.

— Прям как настоящий флаг. Такой же шелковый и красный.

После ужина все ещё немного посидели за столом, послушали продолжение спора бабы Нюры и деда Матвея. Когда совсем стемнело все стали расходиться по комнатам.

— Ну что? Пионеры герои, — обратился к нам дед Матвей. – Спасли полковое знамя?

— Утро вечера мудренее, — весело подмигнул я деду Матвею и мы с Вовкой отправились спать.

Когда мы улеглись и родители погасили свет, я достал из-под подушки наш флаг и дал потрогать его Вовке.

— Прям как настоящий, — прошептал Вовка в темноте. – А как мы его отдадим?

— Утром, рано проснёмся и пойдём, повесим его, — рассказал я свой план Вовке. – Дед Матвей проснётся, выйдет во двор и увидит, что флаг опять висит.

— Ага. И нам сразу по медали.

— Как минимум по две, — поправил я Вовку. – Мы ещё и горн нашли…

С такими мыслями я проваливался в сон.  Мне снилось, как я пробираюсь в тыл к врагам и размахивая горном, крушу всех направо и налево. Где-то вдалеке реет на флагштоке флаг деда Матвея и его по очереди все оскверняют. Но оскверняют почему-то по особенному.  Прям так, как дед  Матвей удобряет розы бабы Нюры. А баба Нюра стоит и говорит «Поделом тебе. Нечего было сцать на мои кусты». Я пробираюсь к флагу и не знаю как его взять. Он уже настолько осквернён, что за какое  место не возьми, он мокрый…

— Вставайте. Подъём. Вова… — слышится разочарованный голос мамы. – Ну как же так? Вся постель мокрая. Ты что, описался?

И тут я просыпаюсь и понимаю, что мы проспали и никакого флага не повесили. И весь сюрприз пропал. И не флаг это во сне оскверняли, а Вовка обосцался. Хуже того, под подушкой я не нашел то, что прятал вчера. Теперь и ордена не видать.

— Вова,  ну как же так? – мама снимала простынь с кровати, а мы с Вовкой сидели на стуле.

Вовка  не смотря на то, что обосцался во сне выглядел довольным.

— Что ты лыбишься? Сыкун. Проспали. Не видать нам медалей теперь.

— Это ты проспал, — ответил довольный Вовка…

Мы переоделись, умылись и пошли во двор. Так как горна не было, никто никого не разбудил и все выспались в своё удовольствие. Во дворе уже стоял накрытый стол для завтрака и почти все собрались.

Только тут я увидел, что на флагштоке развивается что-то красное. Оказывается, Вовка не мог уснуть, боялся, что проспит медаль и когда все заснули, взял из-под полушки наш флаг и отправился во двор. Прицепил его прищепками к верёвке и поднял. Затем, довольный собой пошел спать, и видимо от радости и напрудил в постель.

В это время во двор вышел дед Матвей. Потянулся, посмотрел  на куст с розами, на бабу Нюру и отправился в туалет.

Мне показалось что-то странным в этом развевающемся на ветру полковом знамени. Что-то узнаваемое, но пока непонятное. И только когда дед Матвей вернулся и тоже заметил, что на флагштоке гордо реет новое, алое знамя я понял что это…

— Ох ты! – воскликнул от удивления дед Матвей. – Это откуда?

— Это тебе от пионеров героев, — гордо произнёс Вовка. —  И ещё…

Он нагнулся под стол и извлёк оттуда горн.

— Возвращаем вам ваш боевой горн, — Вовка торжественно вручил деду Матвею немного помятую трубу.

— Ишь ты! – удивился дед  Матвей. – Тогда, по такому случаю объявляю внеплановое спускание и снова поднятие флага.

Дед Матвей проследовал к флагштоку и по всем правилам продудел отбой и стал опускать флаг.

Все уставились на новое знамя, которое развиваясь, медленно ползло вниз. И только я мог представить себе, чем всё это закончится, но ничего уже сделать не мог.  К деду Матвею развиваясь, приближались атласные, красные, семейные папины трусы. Пусть это были и боксерские, как говорил папа, но всё же трусы. Совсем далёкие по своему назначению и ценности от полкового знамени.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top