16. Про рыбалку

Однажды нас дед решил взять на рыбалку. Не, ну мы конечно и до этого ходили с ним на рыбалку, а тут по-настоящему. На лодке и потом обед с ухой. Я, конечно, эту рыбалку запомнил надолго, а Вовка и подавно.
Дед нас разбудил с утра пораньше. 
— Пиздуйте червей копать.
К своим семи годам, я уже был не плохим лингвистом. Я мог легко перевести любое выражение, произнесённый бабкой или дедом. И в данном контексте я понял, что “пиздуйте”, означает – «давайте по-быстрому вставайте, умывайтесь, завтракайте и затем уж идите копать червей». 
Мы с Вовкой быстренько позавтракали и отправились во двор искать червей.
— Мелких брать? — спрашивал Вовка, поднимая очередную дощечку.
— Ты помнишь, что в тот раз было, когда мы мелких набрали дохрена?- напомнил я Вовке.
— Помню, — поморщился Вовка…

…мы как раз собрались пообедать, после того, как наловили рыбы. Ну, наловил-то дед, а мы по большей части просто просидели и ничего не поймали. Если не считать одной лягушки, которую мы тут же надули и запустили обратно в пруд. 
Дед развернул котомку. Достал хлеба, картошки, яиц и колбасы. Он отрезал нам по куску хлеба, посыпал солью и положил каждому по горстке червяков сверху.
— Это чё? Нам? — поморщился Вовка.
— А хули? Пропадать что ли им теперь? — ответил невозмутимо дед. 
— Чё добыли, то и ешьте. Рыбы то вы дохуя из нихуя поймали. Каждому по заслугам, — и положил на свой кусок хлеба огромный кусок колбасы.
Мы сглотнули слюну и с ужасом посмотрели на свои “бутерброды”…

— Д-а-а-а-а-а, — вспомнил и я. — Хорошо, что он тогда пошутил. 
У деда вообще с чувством юмора не всегда хорошо, как впрочем и у бабки. Хотя они утверждают обратное. Говорят, что наши шутки не продлевают жизнь, а наоборот укорачивают её.
Через некоторое время мы набрали, как нам показалось, достаточно. 
— Это чё это вы? — встретила нас в доме бабка. 
— Червей накопали, — с гордостью я продемонстрировал ей полную кружку червяков.
— Вы… да я вас… да я вам… — у бабки явно не хватало словарного запаса, что бы выразить свои эмоции. 
— Это же моя кружка! Рыболовы припизднутые! – наконец-то она подобрала правильные слова. — Скидывайте штаны, я щас вам жопы этими червями набью. 
Но я выдвинул предположение, что бабка шутит и не очень-то удачно.
— Я вот щас пошучу и скажу деду, что рыбалка отменяется. Посмотрю тогда, как он с вами пошутит, — и с этими словами выбросила червяков в окно.
Нам оставалось только одно. Найти новую посуду и бежать собирать расползающихся червей под окном. Но рыбалка не отменялась…

Солнышко уже приятно пригревало, и мы втроём шли по направлению к реке. 
— Дед, а мы щуку поймаем? — допытывал я его. Ведь именно щука была нашей основной целью. 
— Поймаем, — утвердительно кивнул дед. — Главное наживка. В крайнем случае, на Вовку будем ловить, — хитро улыбнулся дед.
Вовка испугался и остановился.
— Я не хочу быть наживкой. Я червей много накопал, — Вовка продемонстрировал деду полную консервную банку червей.
— А щука на червей не ловится. Ей живая приманка нужна. Мы тебе штанцы скинем и в воду поставим. Щука твой смехуёк увидит и приплывёт. Тут-то мы её и поймаем, — рассказывал дед с серьёзным видом.
— Я не пойду, — Вовка остановился.
— Не бзди, — приободрил его дед. — На твою залупу даже пескарь не клюнет, не то что щука. Я шутю.
Вовка посмеялся шутке деда и воодушевлённый зашагал с нами дальше.
До речки идти надо было километра два-три, вниз от деревни через поле и рощу. Я вспомнил игру, в которую меня учила играть мама. Она говорила, что-то про поэзию и что эта игра что-то там развивает. Надо было к слову, который говорит один, придумывать рифму. Я понятия не имел, что такое рифма, поэтому всегда называл слово, а мама подбирала рифму. Смысл я понимал, но сам найти рифму никогда не мог.
— Деда. Давай играть в рифмы, — предложил я ему. — Я говорю слово, а ты рифму.
— Хуифму, — ответил дед, и я так понял, что он согласился.
Я посмотрел по сторонам и начал. 
— Дерево – Хуерево, — рифмовал дед.
— Трава – Хуева.
— Солнце — Хуёнце…
Через несколько минут мне надоело. На всё, что я говорил, дед рифмовал незамысловатым словом через ХУ. Я так понял, что дед в поэзии разбирается ещё хуже меня…
Наконец-то мы добрались до реки. Дед сложил в лодку снасти и посадил нас с Вовкой. 
— Значит так. Сидеть смирно и не мудить. Вот вам по удочке, сидите подрачивайте.
Тут конечно было два новых слова для меня, но я пока их просто запомнил и не стал уточнять. Я так предположил, что это он нас напутствовал на удачную рыбалку и желал нам хорошего настроения.
Мы тихонько покачивались в лодке. Дед таскал карасей и ещё какую-то, как он называл, рыбу-пизду. Я тоже поймал какого-то пескаря, а Вовка в очередной раз дохуя-нихуя.
— Значит, щас гребём вон в ту, тихую заводь. Там щуки водятся. Мы их щас на наживку будем ловить, — сказал нам дед и погрёб. 
Вовка на всякий случай прикрыл рукам свой смехуёк и сел подальше от деда на лавочку в конце лодки. 
Дед насаживал мелочь на крючок и забрасывал свой дефицитный спиннинг. Он был настолько ценен, что нам даже трогать его запрещалось. Очень долго ничего не попадалось.
— Деда. Я писать хочу, — заныл Вовка.
— Завяжи в узел и не пизди под руку, — дед наматывал в очередной раз катушку.
— Деда. Я щас описаюсь, — не унимался Вовка.
— Вот народили калек безмозглых, — возмущался дед. — Встань и посцы с лодки. Вода кругом, везде туалет.
Вовка воспользовался советом деда и встал на лавочку, спуская штаны. В это время у деда началось какое-то оживление. Леска натянулась, и спиннинг резко дёрнулся. Я даже присел от того, как лодку качнуло. Вовка же присесть не успел, потому что он как раз сцал в воду с лавочки. Поэтому он просто повалился как кулёк за борт.
— Бляяяя!!! Щука!!! — орал дед, не заметивший потери одного рыбака.
— Аааааа!!! — орал Вовка.
Плавать-то он, конечно, умеет не плохо, но в данной ситуации, крик “Щука!!!” для него означал одно. Он в воде без штанов и является хорошей приманкой со своим смехуйком для щуки. 
Тут дед обратил внимание, на то, что кого-то не хватает и кто-то ещё орёт в воде. По его виду я предположил, что он стоит перед выбором. Либо тащить щуку, либо Вовку и судя по его реакции, щука перевешивала. Дед держал спиннинг, Вовка орал и бултыхался в воде. Так продолжалось несколько секунд. Наконец, видимо в деде превозобладали родственные чувства и он, заблокировав катушку, с криком “Держи спиннинг!”, отправился спасать Вовку. 
Такого счастья я даже представить себе не мог. В моей руке оказался настоящий спиннинг, а на другом конце его щука. Мне показалось на минутку, что я стал даже выше. Я стоял на носу лодки со спиннингом в руках и на натянутой леске, где-то глубоко, на крючке болталась щука. Но счастье длилось действительно только минуту. Щука дёрнула, спиннинг, не долго колеблясь, отправился следом за щукой. 
Ещё через минуту дед с Вовкой взобрались на лодку. Я чё-то даже не успел придумать, как бы мне оправдаться и не получить по шее.
— А где…? — единственное, что спросил дед.
— Щука? — спросил я.
— Какая в пизду щука! Где спиннинг?
Мне показалось, что дед явно был недоволен той ситуацией, что щука утащила его спиннинг.
— Так это… — замялся я. 
Нет бы, тут сказать, как было. Ну, сил не хватило. Не смог. Не удержал. Нет же. Страх перед расправой выдумывал за меня различные версии оправдания. В голове как мухи носился рой спасительных мыслей. “Это не я”, “Я не видел”, “Я не знаю”, “Ты мне не давал” — всё не то. 
— Так это… — остановился я на последней версии, которая пронеслась в голове. — Другая щука выскочила и схватилась зубами за спиннинг. На помощь пришла, наверное. Вот и утащила его.
— Что? — сумел только изумлённо вымолвить дед.
Мне так показалось, что версия, как говорит дед “не про пизду и не про красную армию”…
Спиннинг мы, конечно, искали долго, но безуспешно. Дед предложил меня скинуть в воду, отправить на поиск двух подружек щук, обладательниц дорогого спиннинга. Может они сжалятся над убогим и вернут рыболовные снасти. А может, утащат на дно, что тоже неплохой вариант. C одним подонком легче справляться будет. А родителям скажет, что один ребёнок тоже хорошо, да и продуктов в два раза меньше.
Тут я деду решил признаться во всём и пообещал, что когда я вырасту, я выучусь на водолаза и найду ему спиннинг. На том и порешили, хотя как мне показалось, дед выглядел расстроенным…

Мы разожги на берегу костёр и приготовились пообедать. Дед поставил на костёр котелок и стал готовить уху.
— Что бы получилась настоящая уха, нужно добавить головешку. Тогда будет самое то, — учил нас дед, помешивая половником уху.
— Я пойду посрать, а вы следите за костром.
Мы со всей ответственностью подошли к делу. Вовка носил веточки в костёр, а я помешивал половником содержимое котелка. Так как у меня уже был опыт приготовления супа, я возложил это ответственное дело на себя. Мы решили деду помочь по полной программе.
— Мне кажется, пора добавлять головешки, — изрёк я.
— Думаю да, — согласился Вовка…

Дед вернулся, а мы уже были готовы к обеду. На траве мы расстелили покрывало. Разложили припасы, а из котелка торчали два брёвнышка, которые мы с очень большой осторожностью вытащили из костра. 
— Головешки должны быть побольше.
— Да, — согласился Вовка.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top