20. Свадьба

— Вовка. А что ты будешь делать, когда вырастешь?
Мы валялись на покрывале, в огороде, пока бабка с дедом вели боевые действия на огородном фронте. На полезных культурах завёлся какой-то зверь и надо было избавляться от него. День был солнечный, а к обеду так вообще стало припекать. Мы уже сбегали на пруд искупались, надули через соломинку пару лягушек и заняться было больше нечем. Скоро обедать и мы решили просто поваляться и не причинять никому беспокойства.
— Так что? — повторил я вопрос.
— Я даже и не знаю, — задумался Вовка. — Наверно как папа, стану инженером и буду вертолёты делать.
— Эх ты! Как говорит бабка — ни мозгов, ни песды. Не в академию, ни замуж. Ничего ты не смыслишь. Вот я, например, когда вырасту, то первым делом женюсь.
— Зачем? — не понимал Вовка.
— Ну как же? Жена это самое главное в жизни мужчины, после мамы. Как говорит папа. Без неё жить, скукота одна. Это же, как мама, только уже лично твоя. Только твоя и больше ничья.
— А как же я? — удивился Вовка. 
— Ну, ты если захочешь, то тоже себе жену возьмёшь и будет у тебя своя. Тоже, только твоя, — объяснял я Вовке. 
— Вот будет у меня жена, а я, например, прихожу домой, после того как нагулялся, а она мне и котлеты даст, ботинки помоет и штаны почистит. Или, например я пива с друзьями во дворе попил, как папа, а потом домой прихожу уставший, а она с меня одежду снимет и спать уложит. Только я попрошу её ещё сказку рассказать.
— Это да, хорошо, — согласился Вовка. — А с кем жениться то будешь?
— Нуууу, есть у меня одна на примете, — уклончиво ответил я. Я пока посмотрю ещё. Мне же ещё осенью в школу идти, а там других можно выбрать будет. Но всё равно. Взрослым быть хорошо. Захотел ты, например, в поход, так иди на здоровье. И никто тебя искать и лупить потом не будет. Хочешь доктором будь, а хочешь сантехником. Свобода полная и независимость.
— Ты же деду водолазом обещал стать, когда вырастешь, — напомнил Вовка.
— Ну и водолазом стану. Я же сам себе хозяином буду. Кем хочу быть, тем и выучусь. Скажу жене — я пошел на водолаза учиться, до утра не жди.
— А ещё, например, по телевизору фильм показывают про любовь и никто тебе глаза не закрывает. Я однажды видел, сквозь щелку в пальцах. Так, скажу тебе, ничего особенного там нет. Я как-то ночью, когда попить захотел, видел, как мама с папой так играли. У меня, когда свои дети заведутся, я им ничего запрещать не буду. 
— А дети обязательно? — спросил Вовка. — Я чё то детей не хочу. Да и как их заводить?
— Ничего сложного, — объяснял я Вовке. — Захотел ты детей — тебе раз! И дали. Захотел ещё? На тебе, пожалуйста! Когда мне скучно стало, мне папа с мамой тебя принесли. Только ты мелкий совсем был и орал постоянно. Но мы тебя вырастили и разговаривать научили. Прям как попугая, который от меня улетел. Два слова успел выучить и улетел. Теперь летает наверно где-то и ко всем пристаёт — дай пожрать, дай пожрать.
— Ну, тогда и мне дети нужны, — согласился Вовка, — А то, ты как поженишься, так мне и играть не с кем будет.
— А ещё, — продолжал я, — Я как женюсь, так сразу себе мотоцикл куплю. И буду с женой всегда за хлебом ездить. Она в истребитель сядет, а я ей туда полный боезапас картошки положу. А потом, когда детей возьмём, то я их там всегда буду возить, а жена будет нам дома пирожки печь. Приезжаем мы с боевого задания, а она нам. Ну? Сколько вы сегодня вражеских колонн забомбили? Садитесь, пирожки есть, ваши любимые, с конфетами. 
— Чё то я никогда с конфетами пирожков не видел, — засомневался Вовка.
— Дак это я придумал. И жену научу готовить их.
В это время подошла бабка.
— Чё это у вас тут за спор? Собирайтесь обедать, — вмешалась она в наш разговор.
— Да он жениться собрался, — сдал меня Вовка.
— Ох ты бля! — кажется обрадовалась бабка. — Дед! Иди сюда! Счастье то какое! Один иждивенец сваливает от нас. Жениться собрался. Обед отменяется, на свадьбе наедимся. 
На крик подошел дед.
— Кто это тут жениться надумал?
— Да вот этот. Вундеркинд — недорослый. Собирай вещи, идём жениться все вместе. Ты жену то присмотрел? — обратилась ко мне бабка. — Из наших или городская?
— C нашего двора, — неохотно ответил я. Мне совсем не хотелось, что бы бабка с дедом вмешивались в мою свадьбу. 
— Да и не сейчас. Мне ещё вырасти надо. Да и не определился я ещё точно с кем, — попытался я отвязаться от них.
— C этим делом тянуть нельзя, — настаивала бабка. — Ты завтра передумаешь, а нам коноёбся с тобой до конца лета. А тут такая удачная перспектива складывается. Идём собирать чемоданы, едем жениться. 
Вовка даже обрадовался такой перспективе. Во-первых, домой едем, а во вторых на свадьбе побывает. Я-то уже был на свадьбе и рассказывал ему, как там весело и много всего вкусного. Ешь конфет, сколько хочешь и с собой можно по карманам распихать. А ещё можно монет насобирать в копилку, которыми зачем то гости бросаются в жениха и невесту.
— Я согласен, — засобирался Вовка.
И все отправились в дом. Все кроме меня. Я чё-то был не согласен с общим мнением. Да и жениться мне что-то вдруг расхотелось, в принципе. Я собрал покрывало и поплёлся в дом, что бы объявить всем, что я передумал совсем.
— Знаете что, — обратился я к присутствующим. 
Дед доставал со шкафа чемодан, а Вовка радостный бегал по комнате, видимо в предвкушении конфет и монет для копилки.
— Я вот подумал и решил, что не хочу жениться. Ну, как-то не очень хочется.
— Как же так? — бабка села на диван и развела руками. — Единственный раз порадовал бабку и на тебе — не хочу. Сегодня жениться не хочу, а завтра родину продашь?
— Так не честно, — заныл Вовка, — Ты сам говорил, что жена это самое важное. И на свадьбе ты был, а я ещё нет. И монеток я хочу насобирать.
— Мелкий дело говорит, — вмешался дед. — Нам тоже монет не помешало бы. Так что вопрос решен. Вы собирайтесь, а я на почту попиздую. Телеграмму молнию давать, что бы всё готовили. Невесту наряжали и куклу на волгу сажали.
Я совсем расстроился. И нафиг я с Вовкой разоткровенничался. Я решил действовать решительно.
— Я отказываюсь жениться. Жена это плохо. Она постоянно ворчать будет на меня, как ты бабка на деда. Будет меня лупить, чем попало, когда я чего ни будь без спросу возьму. Потом она храпеть будет и спать мне мешать… а ещё она пердеть будет громко… да мало ли чего ещё. В общем, я подумал и решил, жена это плохо и жениться я отказываюсь, — встал я в позицию.
— Эвона как запел, — как мне показалось, возмутилась бабка. — Раньше надо было думать, а сейчас пизданул не подумав — женюсь, так будь мужчиной — женись. Держи слово.
Лично мне хотелось заплакать, а не держать слово. Жениться мне совсем расхотелось. Уже даже без принципа. И я готов был расстроиться, но всё же я вспомнил, что я мужчина. И решил поступить по мужски. Я побежал. 
— Стой! Мы же… — кричала бабка, но я уже не слышал. Я уже бежал…

Я бежал и думал, что в последнее время я очень много бегаю. Всё же мне лучше наверно записаться в олимпийскую сборную по бегу. А дед обойдётся и без водолаза, раз так поступает со мной. Добежал я до самой речки и сидел там до тех пор, пока не начало темнеть. Я специально переждал, пока не уедет последний автобус, что бы нам, не на чём было уезжать. А уж завтра. Завтра может у меня получится уговорить бабку с дедом не женить меня. 
Вернулся я домой к ужину. Вовка засмеялся, увидев меня. А бабка сказала.
— Да не бзди ты. Не будем мы тебя жениться отправлять. Успеешь ещё за свою жизнь нажениться. Гуляй пока детство в жопе играет.
— Вот только монеты мы точно проебали, — обиженно вздохнул дед.
— И конфеты, — добавил Вовка.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top