1. В путь

— Ничего не забыли? — мама напоследок окидывала квартиру взглядом. 
Ещё бы. Нас с Вовкой отправляли на два с лишним месяца в деревню к бабке с дедом. Два чемодана на двоих и ещё одна большая сумка с продуктами. 
— Не понимаю. Зачем ты каждый год нагружаешь сумки консервами, колбасой и прочими продуктами, — не понимал папа. — Ведь всё равно она всё спрячет в кладовку до “лучших времён”. Когда эти лучшие времена наступят?
— Ну, ты знаешь, что она обидится, если мы ничего не привезём. Я же знаю свою маму. Нам не трудно, а ей приятно, — оправдывалась мама.
Меня в деревню отправляли на всё лето уже два раза. Вовка же ехал туда впервые. Ему в этом году исполнилось уже пять лет и родители посчитали, что его тоже можно отправлять на свежий воздух вместе со мной. Доставить, так сказать, бабке с дедом истинное, двойное удовольствие.
— Присядем на дорожку.
Мы с Вовкой сели на один чемодан. Папа с мамой на второй. Раздался треск, и чемодан под родителями развалился на две части.
— Ну вот. Плохой знак, — расстроилась мама, поднимаясь с пола и собирая наши вещи.
— Ну, это можно даже не гадать, — смеялся папа, сидя на полу. — В этом году их будет двое. Так что я не завидую твоим родителям.

Через несколько минут, вместо чемодана вещи переселились в спортивную сумку, и мы отправились к ожидавшему нас такси.
— Ваших не тошнит в такси? — обратился водитель к папе. — А то вчера вёз с вокзала мамашу с малым, так он мне всё заднее сиденье уделал. Еле отмыл. И чем она его накормила? Похоже было, как будто макароны по-флотски. Вон прям там, где пацан сидит, — водитель указал на моё место.
— Не переживайте. C нашими такого не случится, — заверила водителя мама. И придирчиво осмотрела указанное место.
Я, в общем-то, люблю макароны по-флотски, и мой детский мозг реалистично представил себе тарелку с этим блюдом. Затем воображение перенесло их на сиденье, и в завершении картины желудок сделал своё дело.
— Ну что за черт! — водитель дал по тормозам.
От резкого торможения я уткнулся в переднее сиденье и добавил ещё.
Водитель вышел из машины и открыл дверь с моей стороны. Мама суетилась, доставая платок, что бы вытереть меня и мой завтрак с коврика.
— Я сейчас всё тут вытру, — заверяла мама водителя.
— А говорили, не случится. Вы хоть пакеты что ли с собой возите. Вам тут не самолёт, сервиса минимум, — расстроился таксист.
— Дяденька, не переживайте, — пытался я успокоить таксиста. — Это не макароны по-флотски, это яичница с колбасой.
— Вот спасибо парень. Теперь ты меня успокоил. А то я уж переживать начал, что второй день макароны по-флотски. Спасибо за разнообразное меню.
Коврик общими усилиями отмыли, и мы отправились дальше в сторону вокзала.

— Вот наши места, — папа поставил чемоданы, и мы начали обустраиваться.
Мне всегда нравилось ездить на поезде. Обычно я забираюсь на верхнюю полку и смотрю в окно. Порой я себе представляю, как я мчусь параллельно поезду на велике, перепрыгивая через все препятствия, встречающиеся на пути. Иногда я, конечно, врезаюсь, падаю, но затем продолжаю своё движение за поездом. Как будто меня забыли на вокзале, и я догоняю своих родителей. Но это если светло. Когда темнеет, я вглядываюсь в пейзаж за окном, в мелькающие домики и представляю себе их обитателей. Что они сейчас делают? Может спать собираются, а может телевизор смотрят. А иногда стреляю из воображаемого гранатомёта по неправильным окнам.
Люди выбегают во двор и кричат:
«Пожалуйста! Не стреляй в нас!»
А я им в ответ:
«Время уже позднее. Всем спать надо, а не телевизор смотреть».
А когда заняться совсем нечем, просто разглядываю попутчиков, которые ходят взад-вперёд по проходу вагона с полотенцами и зубными щётками. Вроде только из дома, а в поезде их припирает помыться и почистить зубы.
Ещё я всегда жду момента, когда мы усядемся, поезд тронется и мама достаёт из пакета жареную курицу, яйца, варёную картошку и прочие дорожные припасы. Я специально перед поездом стараюсь много не есть, потому что самая вкусная еда будет в поезде. Я даже как-то попросил дома маму приготовить дорожный набор, но это не оказалось так вкусно, как тут, в вагоне.
Так же неповторимым был чай. В специальном подстаканнике и брикетиком сахара, с нарисованным поездом. Тот сахар был тоже каким-то особенным. Я просил всегда маму брать в дорогу с собой сахар, потому что тот, с нарисованным поездом, я оставлял на потом. Что бы уж дома выпить его с чаем.
В этот раз, я так же сразу забрался на верхнюю полку и, перегнувшись, поглядывал, как мама раскладывает дорожную еду.
— Мам. А ты сахар не забыла взять? — на всякий случай интересовался я.
— Не забыла.
— А чай возьмём?
— Обязательно возьмём.
— А в туалет сходим? — не унимался я.
— Нет, — вмешался папа. — Будем все вместе терпеть до деревни.
Я понимал, что папа шутит и развернулся головой к проходу, понаблюдать за остальными пассажирами.
Напротив, на боковых местах расположились дяденьки. Они тоже уже достали свой дорожный набор и приготовились к обеду.
— А вы чай будете брать? — обратился я к ним.
— В смысле? — не понял один из дяденек.
— Ну, если вы чай будете брать, то вы сахар не кладите.
— Почему? — заинтересовался второй.
— Ну, вы его мне отдадите, — пояснил я.
Дяденьки немного опешили от моего заявления.
— Не приставай к людям, — вмешалась мама.
— Мам. Ты много сахара взяла?
— Достаточно. Тебе-то зачем много?
Я рассказал маме и дяденькам свой план. Всякий раз, когда они заказывают чай, мама им даёт наш сахар, а свой они отдают мне.
Дяденьки засмеялись, восхищаясь моей предприимчивостью, и пообещали обязательно заказать чай, хоть он им в принципе и не нужен. У них, как они сказали, есть с собой и чё покрепче чая. Я же довольный своей находчивостью уже подсчитывал, сколько сахара мне перепадёт в этот раз.
— А жопа не слипнется от такого количества сахара? — поинтересовался папа.
— Бабушка говорит что нет. Скорее её разорвёт, — вспомнил я угрозы бабки.
— Тоже, хочу заметить, не лучший вариант, — заметил папа и уткнулся в газету.
Наконец-то мама пригласила всех обедать, и мы с Вовкой с удовольствием накинулись на еду. Между делом я следил за теми дядечками, что бы они вдруг не забыли про сахар. Пока было всё в порядке, чай они ещё не просили.
После обеда я опять залез на верхнюю полку и предложил маме отправить туда же Вовку. Потому что одному мне там было скучно. На что мама заметила, что Вовка ещё мал и может ненароком оттуда свалиться и к бабушке с дедом приедет не полный комплект приключений. И они по этому поводу сильно расстроятся. Так, в одиночестве я продолжил своё путешествие. Скоро должна была быть остановка, и папа выйдет за пивом и раками. На этой станции всегда продают раков. По перрону вдоль поезда бегают бабульки и предлагают пассажирам свои товары. Пирожки, дорожные обеды, напитки и собственно самих раков. Я знал, что папа возьмёт меня с собой, и ждал этой остановки. Папа тоже знал, что я напрошусь. Но это был последний раз, когда меня выпустили на стоянке из поезда.

Поделиться ссылкой:

1 комментарий

  1. Спасибо огромное!! Смеюсь от души!! Это так здорово! Вдохновения вам и прекрасного Творчества!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top