Про первый раз

Просто совет — не читать до, во время и после еды.

Вы помните про свой «первый раз»? Я вот, например, нет. Но зато я хорошо запомнил свою первую попытку. Дело было в далёких восьмидесятых. Я как раз закончил неполно-среднее и учился в каком-то ПТУ, по специальности радиомонтажник. Значит, лет мне было примерно 15-16. В те времена сексуальный опыт не приходил так рано как сейчас. Из всех познавательных материалов у меня до этого времени, для ознакомления, были только порно-карты и несколько раз переписанная камасутра в тетради.  Но это не суть важно. Была одна знакомая девушка. Не скажу что моя. В принципе ничья. Мы вместе встречались, когда пили компанией в подъезде портвейн под гитару, закусывая докторской и кабачковой икрой. Конечно, мы знали телефоны друг друга.

И вот. В один прекрасный, тёплый день, общаемся мы с ней по телефону, и она вдруг говорит мне.

— Сделай мне ребёнка.

И голос такой томный и немножко грустный, как будто она хотела в него вложить всю важность этого предложения. И ещё складывалось ощущение, что это её последний шанс родить ребёнка. Хотя это конечно не так, но видимо сказать «Давай потрахаемся», в те времена было ещё не модно. Сей прозрачный намёк я прекрасно понял. И дабы на всякий случай прояснить ситуацию пояснил. Что ребёнка не обещаю, но сам процесс организовать готов. Договорились на завтра. После обеда у неё дома. Единственным препятствием для меня было только ПТУ. Хотя в данной ситуации, я посчитал это не препятствием. В ПТУ я каждый день хожу, а «ребёнка делать» не так часто. Да что там говорить. Вообще в первый раз.

На следующий день я поехал учиться с намерением к обеду свалить, но тут сама удача шла навстречу. Лучше бы она прошла мимо. На подшефный завод нужно было отвезти тележку с какими-то коробками. Потом отпускали домой. Прикинув, что я как раз уложусь в срок, я вызвался одним из добровольцев. Толкаем мы эту тележку, под присмотром мастера того завода, с напарником по улице (до завода не очень далеко) и наслаждаемся теплой погодой. Я иду вообще счастливый. Сейчас отвезу коробки и поеду «ребёнка делать». С такими мыслями мы практически доехали до завода и тут …

Решил я на свежем воздухе без тени смущения пёрнуть. Пёрнул. И тут как в том анекдоте — «Стоит мужик в ванне, штаны отстирывает. — Никому нельзя доверять. Даже себе. А всего лишь пукнуть хотел» Вот и я. Толкаю тележку и чувствую, как по ногам, под брюками течёт жижа. Выражаясь доступным и понятным языком – понос. Короче обосрался. Конечно, я всё утро нервничал немного, но что бы так… Я не ожидал такого подвоха. Хуже того. Я понимаю, что этим дело не закончилось. Меня ещё прёт «попердеть». Напарник с мастером уже носами подозрительно крутят, а я даже не знаю что делать-то.  До завода ещё метров триста, а до туалета ещё дальше. Запаса прочности моих жопомускулов хватит максимум на пятьдесят метров. И как назло ни кустов, ни каких либо укрытий. Дорога и дома.Единственным правильным решением было бежать в ближайший подъезд.

— Я сейчас. – крикнул я и побежал. Домофоны тогда были ещё не популярны, поэтому я беспрепятственно забежал в первый попавшийся подъезд. Ну не то, что бы беспрепятственно. Я бежал и срал в свои штаны. А что делать? Когда бежишь, трудно держать под контролем ягодицы. Залетаю в подъезд и понимаю, что тоже не очень удобное место. Куда срать-то? Местный мусоропровод был единственным выходом. Я открыл ковш и пристроился на нём. Только я удачно расположился, как вдруг слышу, что этажом выше открывается дверь. Закрывается. Поворачивается ключ. Шаги. Ну, всё. У меня такое ощущение было, что вся  жизнь перед глазами пролетела. Щас меня увидят на ковше и как минимум просто не поймут. Но потом сообразят и вряд ли принесут туалетной бумаги. Понимая, что обосран я уже более чем достаточно, я решил хоть честь сохранить. Спрыгиваю с ковша и напоследок цепляюсь ремнём за ковш. Ну, вообще пиздец, думаю я. Картина не маслом, а гавном. Обосранная задница висит на мусорном ковше. Подачкой судьбы я как-то отцепляюсь от ковша. Шаги приближаются. Понимая, что подтереться нечем, да и в принципе уже незачем, натягиваю штаны и выбегаю  на улицу. Хрен с ней с жопой, под штанами всё равно не видно. Далее я понимал, что меня вроде как должны ждать, но к счастью не дождались. Потом были не самые лучшие полтора часа. Мне надо было заехать в ПТУ (забрать свои вещи) и потом домой. А это пятнадцать минут на автобусе, затем сорок минут на метро и ещё двадцать минут на автобусе. Биомасса уже успела подсохнуть, и я чувствовал, как она трескается на ногах. И штаны, как будто в застывшем цементе. Сомневаюсь, что мне надо описывать как я ехал и как смотрели на меня попутчики. Я же принял оборонительную позицию — «это не моё». Дома я вспомнил, что вроде как сегодня «ребёнка делать». Выбирая, между ванной и телефоном я всё-таки склонился к телефону. Что важнее? Отмыться я успею, но мне нужно себя успокоить, что не зря перенервничал-то. Она ответила таким же печальным голосом, что у неё умер дедушка и вроде как-то всё отменяется. Я попытался возразить, но хрен там. Я принял душ и затем, когда лежал уже в ванной размышлял. Видимо не судьба было «ребёнка делать». Наверно некто нaверху это почувствовал и предостерёг меня. Пусть и такой ценой. Сначала наслал на меня понос, а когда понял, что это не остановит меня, пошел на радикальные меры. И хрен знает, как бы всё сложилось, если бы всё не отменилось. Ведь гандонов-то у меня не было. А «сделать ребёнка» потом я практиковал уже чаще и ни разу не обсерался.

Конец.

Андрей Садков (четокакто)

2008

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top