Официальный выход второй книги. На Юг.

Сегодня официально на ЛитРес вышла моя вторая книга из серии “Как мы с Вовкой”, На Юг.

Новые приключения уже полюбившихся вам пацанов. Новые персонажи и новые места.

Юмор настроен на 100%

Вы, мои друзья и читатели, можете помочь в продвижении моей второй книги. А именно.

  1. Поделиться ссылкой на книгу со своими друзьями (на ЛитРес есть кнопка “Посоветуйте книгу друзьям”) и они получат скидку 10%, а вы 10% с каждой их покупки.
  2. Поставить столько звёзд за книгу, во сколько вы её реально можете оценить.
  3. Написать отзыв и даже получить за него бонус для компенсации дальнейшей покупки.
  4. Ну и конечно, купить электронную версию.
  5. Приобрести книгу не бумаге: ozon moscowbooks my-shop my-book-shop top-100

Заранее благодарен всем своим подписчиками и друзьям.

Для тех , кто дочитал до конца приобрести книгу со скидкой 10% можно тут.

Начало конца.

Всё началось с того… Или закончилось? …  что ночью она сказала: «Нам надо расстаться…»

Сказать, что я был шокирован – ничего не сказать. Я в жизни был готов ко многому. К потере работы, здоровья, но никогда не был готов к потере семьи. Мне всегда легко давались расставания с девушками до этого. Даже с первой женой я расстался спокойно. Ну, как спокойно?

***

Новость, что она мне не верна, пришла на мой день рождения. Я вечером выпил в кругу себя, оделся, сел в машину. Приехал к ней на работу, переломил пополам недавно подаренный мною, телефон, сказал: «Сделаю всё, чтобы ты тут не работала». Странное заявление. Ведь я был её непосредственным начальником. Нет, я конечно же, не уволил её. Мы просто расстались. Это оказалось легко, даже не смотря на одиннадцать лет совместной жизни. Не знал тогда, что цикл снова повторится. Расставался я множество раз. Но зачастую это были случайные попутчицы в моей жизни. Но об этом позже.

***

Я даже представить этого себе этого не мог. В самых безумных фантазиях такая картина не рисовалась. Я просто сказал: «Пожалуйста, не надо». Но было уже поздно. Маховик, как оказалось в последствии, раскручивался давно и моя фраза перед сном: «Может ты вылезешь уже из телефона, и мы побудем вдвоём?», оказалась тем самым спусковым крючком, который запустил этот необратимый процесс.

Телефон действительно раздражал. Мы перестали засыпать вместе. Мы засыпали с телефоном, с инстаграмом, фейсбуком…

— Нам надо расстаться…

Я оделся и вышел на улицу. Декабрь, ночь, а я тупо шел куда глаза глядят и курил. Одну за одной, пока тошно не стало и лёгкие не начали проситься наружу. Хотел уйти далеко. Подальше от всего происходящего. Как будто можно было где-то переждать, а потом вернуться, когда всё успокоится. Но долго иди было холодно и некуда.

Вернулся и лёг рядом. Она попыталась прижаться ко мне.

–– Не надо. Пожалуйста, — всё что я смог сказать.

И далее всё можно было исправить. Но…

Двое детей, одиннадцать лет в пути, и одна фраза: «Нам надо расстаться», перечеркивает всю твою привычную жизнь, черным перманентным маркером…

Зима 2019

Сегодня был как раз такой день. В меру морозно и солнечно. Отличный день, чтобы перестать быть. Именно так я и собирался поступить. Глупо, с точки зрения среднего обывателя, но мне данный выход из ситуации казался разумным и единственно доступным на данный момент. Мне было страшно узнать финал. Мне было проще покинуть сцену сейчас.

Я только что проводил детей в школу. Мысленно попрощался, сдерживая подступающие слёзы и направился в магазин у станции что бы купить бутылку вискаря и пачку сигарет. Я уже не курил несколько месяцев. Бросил. Загадал себе – пока я не курю, мы вместе. Наивная глупость. Детская жажда верить в чудеса. Но чуда не случилось…

Было очень больно. Не знаю больше от чего, да и обидно тоже. Тебя будто собаку из дома выкидывают. Старую и бесполезную. Так, что даже в глаза посмотреть стыдно. Немногим ранее спросил.

– Ты хочешь, чтобы я ушел?

– Скорее нет чем да, – ответила.

А я уже и тогда знал ответ. И он звучал в голове как категорическое «да». Всё остальное то ли неуверенность то ли ещё что. Не знаю что. Что мы там думаем перед тем как сказать человеку «нам надо расстаться»? Ведь не с утра эта мысли приходит. Она месяцами, (а у некоторых получается годами) живет в тебе как паразит и ждет своего часа. Ищет где тонко. Ползает по телу и пытается прорваться наружу. Со временем ты забываешь об этом паразите. Думаешь залечил, прошло. Но нет. Если он поселился, то ничем его не изведешь. Можно периодически принимать лекарства и забывать о его существовании. Но наступает день, когда ты забыл принять таблетку (либо тебе ее не дали) и он опять напоминает о себе. И не дай бог (или к счастью) в этот день твой иммунитет ослаблен. Он наконец то находит слабое место и прорывается наружу. И тут всё. Его не остановить. Он показывает всю свою сущность и пока до конца не вылезет пощады не жди. Он долго томился внутри и ему требуется новая кровь. Вырвавшись из тебя, он как удав кольцами опутывает жертву и начинает душить её. Не давая жертве вдохнуть. Потому что он знает, если дать слабину, от его пут могут избавится. Именно в этот момент паразит наиболее уязвим. Носитель, выпустивший его из себя в данный момент опустошен и ослаблен и если жертва сбросит с себя паразита, то всё может пойти не так. В этот момент можно всё исправить. В этот момент можно всё еще вернуть. Просто нужен хоть один глоток воздуха. Но, как правило, его зачастую не дают. И вот тут начинается процесс. Наступает кислородное голодание. Мозг в последующие дни (месяцы) от нехватки кислорода плохо работает, и ты совершаешь ошибку за ошибкой. Что бы ты не делал, всё не так…

И в какой-то день приходит осознание, что дальнейшая жизнь не имеет смысла. Голова болит так, что возникает огромное желание пустить пулю в неё, лишь бы прекратить эти мучения. 

Я шел по заснеженной тропинке вдоль железнодорожной дороги. Вдоль путей, мимо которых ты сто раз проходил улыбаясь, ведя детей в школу. Вдоль путей, мимо которых ты прошел в первый раз, когда вы вместе выбирали этот дом, в котором всё закончилось. В голову приходит масса воспоминаний о том, что было всю эту жизнь, проходя изо дня в день вдоль этих путей…

А сейчас ты думаешь только об одном. Скоро всё закончится…

И всё, что тебя задерживает на этом пути, так это бабка. Бабка, которая тащится со своей драной сумкой по этой тропинке, вдоль твоих путей. Бабка, которую не обойти. Вроде маленькая, а как гора.

В какой-то момент я не выдерживаю и пытаюсь обогнать ее справа, проваливаясь по колено в сугробы.

– Стой милок, помоги бабке, – вцепилась она в рукав. – Устала идти. Помоги сумку донести. Ноги уже не держат…

Это не входило в мои планы. Помогать бабкам в мой последний день? Но и отказать было невозможно. Я хоть и собака, выброшенная из дома, но с добрыми глазами.

Взял я эту сумку и поплелся за бабкой. Дойдя до дороги, она остановилась и поблагодарила меня.

– Спасибо милок. Мне туда, – махнула она рукой в сторону. – А ты домой иди. Дальше я сама. Иди домой.

И, не знаю, что случилось. Я как будто забыл о том, чего хотел. Я тупо пошел домой. А когда дошел, я разделся, сел на диван и рыдал так, как единственный раз в жизни до этого. В ту ночь, когда я потерял своего самого лучшего друга. Я просто сидел тогда на кровати, уткнувшись в плечо Наташки (моей будущей первой жены) и плакал навзрыд не в силах остановится. Сейчас я плакал так же. Не в силах остановится. Но в этот раз умер я.

Принцесса

Потом я как-то ещё раз заезжал к ней в гости, мы посидели, попили пива. Нашли диск с песнями из советских кинофильмов, и прокрутили его раза четыре по кругу. Такая ретро домашняя «Miller party».

   – Хочешь полюбоваться видом с моего балкона? Там чудесный вид на Москву и «Президент отель», – она открыла балкон, пропуская меня вперёд.

Воздух был по-весеннему свеж, можно было и на балконе попить пивка. Я шагнул на балкон и услышал звук захлопывающейся двери за собой.

   – Ах ты, сучка!

   – Да, да! Я тебя поймала. Поторчи на балконе, освежись, – дико засмеявшись, она удалилась в глубь комнаты. В итоге я проторчал там минут двадцать, пока она не соблаговолила меня впустить обратно.

   – Я завтра съезжаю отсюда, поэтому тебе нужно будет уехать пораньше. Приедет мой парень с машиной забирать вещи.

   – А может быть муж? – поддел я.

   – Да какая разница, как назвать. Он мне эту квартиру снимал. А сейчас всё. Прошла любовь, как говорится, завяли помидоры и мне надо переезжать.

   – Ладно, я понял. Давай ложится.

Секс? Опять можно назвать это сексом с натяжкой. В тот период у неё была страсть к анальному сексу и именно им мы и занялись, а утром я свалил. На несколько месяцев…

В июне я ей позвонил.

   – Привет! Это я, Андрей. Я женюсь.

   – Замечательно. Я рада за тебя. Мне то что? Ты за этим мне позвонил?

   – Ну, так, просто, захотелось вдруг сказать. Ладно, счастливо, – я нажал отбой…

 Следующая наша встреча была неожиданной, но скорой.  Я набирал персонал для работы в клубе и в офисе я вдруг увидел её фото на анкете соискателей.

   – Хорошая девочка, – сказал я своему коллеге, который держал её анкету в руках.

   – Да, вот думаю к себе на работу взять, – ответил он, читая резюме.

   – Слушай, отдай её мне, – попросил я у него, а в голове уже вертелся план действий. – Я тебе три других анкеты отдам, не менее достойные. Поверь мне.

   – Да? Ладно, согласен, – он мне вручил её анкету, я пожертвовал тремя другими хорошенькими девушками.

На следующий день администратору я подробно объяснил, как всё сделать. Позвонить, пригласить на собеседование. Под собеседование я отвёл свой кабинет, где висело фото с моей свадьбы. Мы с женой как Бони и Клайд, стоим плечом друг к другу с автоматами «Томсона» в руках.  На собеседовании она ничего не заподозрила, изредка бросая взгляд на фото. Потом, когда она уже вышла на стажировку, я неожиданно появился в зале.

   – Привет, –  подошел я к ней.

   – А. Ты? То-то мне фотография знакомой показалась. Ты что, тут работаешь?

   – Да. Управляю этим заведением.

   – Как свадьба прошла?

   – Всё замечательно, жена в отъезде. Увидимся? – спросил я.

   – Может быть. Но я не буду у тебя тут работать.

   – Как хочешь. Наверно это правильно будет.

Всё это лето в последствии мы провели вместе. Почти всё и почти вместе. Я очень часто оставался у неё на новой квартире. Мы так же сидели на полу, слушали диски, смотрели её любимый «Секс в большом городе» и пили вино. Иногда совершали безумства. Она могла разбудить меня под утро, часов в пять радостным криком.

   – Поехали!

   – Куда? Протирал я глаза, не полностью ещё проснувшись, ведь легли, по-моему, пару часов назад.

   – Поехали, покажу!

Мы садились в машину и приезжали на Большой каменный мост, плеваться вниз, а если повезёт, то на проплывающие пароходики. Или же вдруг посреди ночи поехать кататься на картингах. Или ещё чего. Например, позвонить мне в четыре утра и рыдать в трубку, что её обокрали и ещё хотели изнасиловать. Просила забрать её возле метро. И я одеваюсь, сажусь в машину и еду её спасать. Нахожу пьяной возле «Красносельской» и сажаю в машину, хотя лучше бы сначала в душ. Но сумку украли, ключей нет. Так же как телефона и паспорта. Хорошо хоть номер мой помнит, и попросила, у кого-то телефон позвонить. Мы звоним её подруге, у которой есть ключи, забираем подругу с ключами и отвозим её домой. Затем по-быстрому, сделав свои дела, я возвращаюсь, и мы дозваниваемся на её телефон и договариваемся о встрече, чтобы забрать хотя бы паспорт, разумеется, за вознаграждение. В час дня мы на Ярославском вокзале, но в итоге никто на встречу не пришел и, бесцельно побродив по площади, не увидев кого-то похожего, идём обедать в «Сбаро».  Где она благополучно ворует тарелку после обеда.

   – В хозяйстве пригодится, – поясняет мне она, увидев мой вопросительный взгляд.

Примерно в то время я забил на работу на целых десять дней. Отключил телефон и устроил нам с ней мини отпуск. Когда я объявился, объяснил Эдику, учредителю компании, где я пропадал все эти дни. История было придумана такая, что он, зная меня, не мог не поверить. Что я, вроде как, познакомился с девчонками и уехал ночью с ними на дачу. Там мы купались, и я, видимо, простудился. Под утро мне стало плохо, и я вызвал скорую. Меня отвезли в местную больницу, а телефон я соответственно забыл на даче. Девчонки естественно смылись, мне вкололи пенициллин, на который у меня жуткая аллергия и я всё это время проваляся там, без связи.

   – Осторожнее Андрюха, – уразумевал меня Эдик. – Погубят тебя когда-нибудь эти девки.

За это время мы успели съездить позагорать в Серебряный бор, посетить парк Горького. Там мы весь вечер общались по глухонемому. Сидели в «Веранде», я пил коньяк, она ела клубнику со сливками. Под вечер нам принесли тёплые пледы и поставили газовый фонарь, что бы теплее было. И всё без слов, одни жесты. После этого чуть не спалились гаишникам, когда выезжали. Не знаю, каким чудом они не учуяли запах алкоголя. Видимо потому, что на выходе из парка я ужасно захотел «Стар-догс», после которого так же ужасно несло изо рта, вперемешку с алкоголем смесь получилась убийственной. На заднем сиденье устроился огромный медведь с шариком. Медведя в последствии нарекли Николаичем, в честь меня. Так он и жил у неё всё оставшееся время.

Была прогулка по ночной Москве с заходом в «Ударник». Я там любил посещать «Рис и рыба», по мне кажется, там достойные суши. Зашли в игровой зал и нечаянно выиграли с тысячи рублей, десять тысяч. И спокойно отправились в шесть утра пить пиво на Манежной площади, на лавочке.

   – Хочу завтракать, – заныла Принцесса.

К этому моменту я называл её уже только так и никак иначе. Как-то она мне просто рассказала, что в детстве, папа называл её именно так. И что ей было бы приятно, что бы я так тоже называл её. Принцесса, так Принцесса.

   – Хорошо, – согласился я.- Я бы тоже уже не отказался. Куда пойдём?

   – Вон туда, – она указала через дорогу. Там располагался только «Националь»

   – Ты уверенна? – уточнил я.

   – Более чем, – утвердительно кивнула она, придав своему пьяному лицу серьёзный вид.

   – Как скажешь, – мы перебежали через дорогу, и подошли к входу. Учтивый швейцар распахнул перед нами дверь

   – Мы позавтракать, – выпалил я, не сильно рассчитывая, что нас вообще впустят, глядя на наш нетрезвый вид.

   – Вам за лестницей направо, – пояснил нам швейцар и посторонился, пропуская нас внутрь.

На завтрак уже собиралась разношерстная публика, в основном иностранцы. Мы устроились за столиком и позвали официанта.

   – Нам бы позавтракать, – разъяснил я ему цель нашего визита.

   – Пожалуйста, вот линия завтрака. Пятнадцать долларов, – он указал на шведский стол, такой как бывает обычно в отелях на отдыхе.

   – Не. Давай меню. За пятнадцать долларов завтракать не серьёзно, – почти обиделся я.

Принцесса заказала большой бургер наполовину прожаренный и свежевыжатый, какой-то сок. Я омлет, опять же бургер и сто пятьдесят « Hennessy».  Из всего этого я смог осилить только коньяк. Проходящие иностранцы искренне удивлялись нашему завтраку, особенно с таким количеством коньяка.

   – Домой едем на метро, – сказал я, отхлебнув из бокала.

   – Ты что? Сдурел? – Принцесса даже чуть не поперхнулась. – С ума сошел, после ночи гуляния ехать на метро, на такси конечно поедем.

   – На метро, – возразил я беспрекословным тоном.

В итоге после завтрака, когда она увидела, что я не шучу и направляюсь в сторону метро, она обозвала меня психом ненормальным. Хотя, как псих может быть нормальным? И убежала от меня, опять на несколько месяцев.

В следующий раз она мне позвонила и сообщила, что познакомилась с парнем, и они начинают строить отношения. Я приехал к ней в гости.

   – Он сегодня вечером прилетает из Турции, и сказал, что везёт мне подарок.

   – Он у тебя останется? – поинтересовался я.

   – Нет, домой поедет. Он же прям из аэропорта, завезёт и потом домой. А завтра утром приедет.

   – Хорошо. Тогда вечером я у тебя.

   – Ладно, приезжай после десяти.

Днём я посмотрел фильм «Знакомьтесь, Джо Блэк» и захотел себе точно такой же образ сделать, как у Бреда Пита. Костюм, белая рубашка и всё нарочито небрежное. Именно так я и заявился, купив всё в этот же день.

   – Ооо. Любишь играть на контрастах? – чмокнула она меня в щёку. – Никогда тебя в костюме не видела.

   – Ну, так. Надо же иногда. Да это я так, кино насмотрелся, вот и захотелось. Что за подарок? – поинтересовался я.

   – Вот. Кальян, – она продемонстрировала мне это змеевидное сооружение.

   – Тогда я за вином, ведь раскурим его?

   – А что? Нужно с вином? – спросила она.

   – Конечно, так прикольнее будет. Я купил две бутылки вина, одну в кальян, другую в нас.

   – Чёрт! Нифига не курится, что-то не так, – возмущалась Принцесса, рассматривая кальян со всех сторон, будто пыталась найти причину.

   – Дай сюда. Тянуть надо сильнее пока раскурится, – я взял из её рук трубку и, через пять минут, мы уже заполняли дымом квартиру.

   – Дерьмо, какое-то, – сделала вывод Принцесса. – Никакого кайфа.

   – Надо гашишем заправить, тогда тема, – усмехнулся я, тоже бросив это занятие.

Утром я проснулся оттого, что услышал, как кто-то входит в квартиру. Наверно её парень, подумал я и направился в туалет. Принцесса, судя по всему, тоже проснулась только что, от звонка в дверь, так как часть её постели была ещё тёплой.

   – Ничё, что я так, без штанов? – спросил я у неё, проходя мимо кухни. Она сидела на кухне в халате. За столом присутствовал незнакомый мне человек. Наверно это он и есть. И что он думает сейчас? А что она говорит? Я умылся, принял душ и пошел одеваться. Одевшись, я присоединился к ним и попросил её сделать мне кофе.

   – Андрей, – представился я, протянув молодому человеку руку.

   – Антон, – представился он в ответ и пожал мою.

   – Я поехал, – закончил я диалог, допив свой кофе и поцеловав Принцессу в щёчку перед уходом. – Звони.

Кися

Новый год мы отмечали за городом. Сняли с друзьями коттедж на три дня. Даже там она устроила мне скандал, по поводу поздравлений меня с новым годом от других девушек. Но всё равно, мы отлично провели время, и я даже попытался освоить сноуборд.

Конец пришел весной, на восьмое марта. Мы собрались на каток в сад «Эрмитаж», и по пути с работы я заехал за Иркой, та взяла свою соседку по квартире, и это было большой ошибкой. Вика чётко для себя сопоставила факты, когда я позвонил и сказал, что помимо Ирки поедет ещё её соседка по квартире. Она была точно уверена в том, что соседка-эта та девушка со дня рождения Ирки год назад.

   – Что бы этой суки не было в нашем доме, – выдала она мне по телефону.

   – О чём ты? – недоумевал я.

   – Я про Иркину подружку.

И тут до меня дошло, что она имеет в виду.

   – Да ты что! Это совсем не она. Та была с её работы. А с этой она просто квартиру снимает.

   – Мне плевать, я не хочу видеть её у нас  дома, – категорично отрезала Вика.

На катке всё усугубилось ещё больше. Вика кататься не умела, а я ей внимания не уделил. Хотя, по идее стоило бы.  Когда мы накатались и вернулись в раздевалку, Вика сидела в коньках за столом и пила пиво. Судя по её лицу, она недавно плакала.

   – Ты же знаешь, что я не умею кататься, а сам поехал. Бросил меня. Только о себе думаешь.

   – Успокойся. Я и сам плохо катаюсь, – пытался оправдываться я, – как я тебя бы мог научить. В итоге ни ты, ни я не покатались бы.

   – Всё равно, ты бросил меня.

По пути домой я согласился подвезти Иркину соседку до ближайшего метро. В машине Вика всё выдала, что она о ней думает. Хотя девушка вообще была не в курсе, о чём речь. Это, видимо, стало последней каплей в моём терпении. Вечером, когда мы легли спать я начал.

   – Вика. Это не может больше продолжаться.

   – Вика? Ты сказал Вика? – голос её дрогнул.

   – Да. Я сказал, Вика, – подтвердил я.

Просто раньше, когда мы познакомились, я её всё время называл – Кися. Как-то так повелось, хотя не люблю всех этих животных прозвищ, но у нас так было всегда. Как-то она мне сказала.

   – Ты меня никогда не называешь Вика, всё время Кися. Мне, конечно, нравится это, но просто интересно, почему?

   – Всё просто. Когда я назову тебя по имени, значит что-то не так, и мы расстаёмся…

   – Ты точно не ошибся? – переспросила она.

   – Да Вика, я не ошибся, я не могу так больше. Ты меня изводишь своей ревностью и придирками. Я боюсь, что ты меня когда-нибудь убьешь. Я не знаю, что тебя в тот раз удержало, и ты не приложила меня горячим утюгом. А сколько раз я ходил с разодранным лицом? Сегодня была последняя капля. При чём тут эта девочка? Она вообще посторонний человек. Я сегодня её увидел в первый раз. Мы расстаёмся. Всё кончено…

   – Скажи, что это не правда, – у неё на глазах стали наворачиваться слёзы.

   – Скажи, что ты пошутил. Помнишь, ты как-то сказал мне. Вот скажу, что мы расстаёмся, и посмотрю на твою реакцию. Скажи, что ты решил меня просто проверить! Ну, скажи! Это ведь шутка, глупая шутка. Я ведь люблю тебя. Не молчи! – её начали сотрясать рыдания. Я и сам отвернулся от неё, потому что у меня на глазах стали наворачиваться слёзы. А я не хотел, что бы она их видела, даже в темноте.

   – Нет, Вика, это не шутка…

«Чёрт. Как глупо. Я не хочу расставаться, но так надо, думал я про себя. Ничего хорошего не выйдет. Всё только хуже будет. Надо сейчас всё закончить. Как обидно всё-таки»- я сидел и думал про себя всё это, а по щекам стекали слёзы. Я слышал, как Вика тоже плачет за моей спиной. Всё кончено…

На следующий день был мой день рождения. Забавная дата. Девятое марта. И я опять расстаюсь. Но праздник был назначен, и все собрались в клубе. Вика тоже со мной. Мы и после расставания прожили вместе ещё два месяца. Ей нужно было куда то съезжать, а ехать было некуда. С работой были напряги. И снимать квартиру одной было не по силам. Мы жили вместе, но каждый сам по себе, что не мешало нам заниматься сексом.

 Однажды, она уехала в гости на ночь и ко мне пришла в гости одна из бывших знакомых. Помнится, первый секс у нас с ней был в Клину. После местного клуба мы пытались найти какую-нибудь гостиницу, но не было не одной действующей. В итоге, мы устроились на стоянке дальнобойщиков, в каком то вагончике на колёсах. Когда мы вошли, я так и замер на месте. Две пружинных кровати и табуретка. Замок на щеколду. Она села на кровать, а я так и остался стоять, не зная, что же все-таки делать. Остаться или дальше ехать искать? Люда решила всё сама за меня. Она притянула меня за ремень к себе, расстегнула его, и начала делать минет. Никто впоследствии не мог сравниться с ней в этом искусстве. Утром мы проснулись оттого, что какой то пьяный мужик ломился в наш вагончик, в поисках своей неверной жены. Но сторож, вроде, убедил его, что тут её нет. Иначе, ещё бы один удар, и щеколда не выдержала.

Итак, Вика уехала на дачу, на ночь, Люда приехала ко мне. Правда в пять утра ей пришлось свалить, потому что Вика позвонила и сказала, что возвращается. Ей в гостях не понравилось, а провести остаток ночи с пьяными мужчинами ей совсем не улыбалось. Я её дождался, уже не ложась спать.

   – Ты что не спишь, – спросила она, когда вошла.

   – Тебя ждал.

   – Меня? Так приятно.

Но с драками мы всё равно не закончили. Как-то, я уехал гулять. Сначала с Принцессой встретился, потом с Людой, но не той знакомой, а с бывшей солисткой одной известной в прошлом группы, а сейчас занимающейся сольным проектом. Тогда ещё кажется «Евровидение 2006» шло, с Биланом. И Люда сильно повздорила с официантами, что они не патриотичны и отказываются включить звук. В последствии администратор ресторана всё уладил и вручил нам бутылку вина. Вернулся я домой, где-то в полчетвёртого утра. Вика уже, оказывается, собиралась морги обзванивать, потому что телефон я отключил. Она звонила мне весь вечер, узнавая, скоро ли я домой, вот я и вырубил его. А по приходу она  мне и устроила драку, после которой я не пошел на работу, потому что последствия были на лицо. А она с утра спокойно поехала устраиваться на свою будущую работу.

В мае она всё-таки нашла квартиру. За первый месяц я заплатил, купил ей недостающую технику. Телевизор, микроволновку, утюг и прочее. Посуду она прихватила у меня из дома, мотивируя это тем, что купили всё вместе и по её инициативе, хоть и за мои деньги. Я бы сам себе не купил, значит мне это не нужно.

Иногда заезжал к ней в гости, иногда оставался на ночь. Она же половину лета, приезжала ко мне под предлогом постирать вещи, потому что машинки стиральной у неё не было. На самом деле ей нужен был я. Однажды она даже призналась мне в том, что после секса взяла использованный презерватив с моей спермой. Настолько она хотела удержать меня случайной беременностью. Позже правда сказала, что наврала. Хотела таким образом проверить мою реакцию.

   – Ты не хочешь сегодня заехать за мной на работу? – звонила мне Вика. – Может у тебя найдётся свободный вечер для меня сегодня?

   – Давай. Заскочу, – соглашаюсь я. Её звонок меня застал, когда я решил опять обновить свой гардероб. Сегодня я купил себе новую куртку «Takeshy Curosao” кофту «GFF» и джинсы «Richmond», так же ещё парочку шмоток. Попутно получаю звонок с предложением другой встречи. Нехорошо получается, придётся Вике отказать, но тем не менее как обещал еду за ней на работу. Встречаю, сажаю в машину и думаю, как бы свалить.

   – Знаешь Вика, я наверно не повезу тебя. Сейчас в городе такие пробки и можно проторчать не менее двух часов в дороге, – начинаю оправдываться я.

   – Ты хоть до метро меня довези, – начинает обижаться она.

Довожу до Семёновской и высаживаю. Через час из дома она мне звонит.

   – Ну признайся, тебе какая-нибудь сучка позвонила, вот ты и бросил меня.

   – Нет, Вика. Ты что? Я, правда, не хотел в пробках толкаться.

   – Скотина ты Садков. Ты высадил меня из машины прямо под дождь. А я рассчитывала с тобой доехать и не взяла зонт. Я вся промокла пока до метро дошла.

   – Ну прости, давай в другой раз, – извиняюсь я.

Двадцатого мая у неё был день рождения. Девятнадцатого я заехал в «Дикую орхидею» и купил ей сертификат на подарок. Затем прикупил салюта и ждал вечера. Днём получил смс. Какая то неизвестная девица предлагала познакомиться, и встретится сегодня. Сослалась на то, что кто-то посоветовал и дал телефон. Договорились встретиться на Таганке. Но я чувствовал какой-то подвох. Соответственно, на встречу пришла Вика. Таким образом, она решила поприкалываться.  Я повёз её домой и возле дома, в машине мы занялись сексом. Потом она ушла. А я остался дожидаться полуночи, когда наступит двадцатое мая.

Я всё приготовил и набрал ей.

   – Вика. Не хочешь выйти на балкон и полюбоваться звёздами?

   – Что там такого? – спросила она.

   – Ну, просто выйди.

Я увидел её силуэт на балконе и зажег фитиль. Небо озарилось вспышками салюта и воем сигнализаций всех дворовых машин. Не обманула тётка, которая предложила именно этот взять. Действительно красиво. После окончания салюта я услышал, как Вика наверху плачет.

   – Я сейчас поднимусь, сказал я ей и пошел в сторону подъезда. Вручил сертификат, веточку орхидеи и поехал дальше. Где-то меня ждала какая-то девушка. Не помню уже кто, но помню, что ждала, и я не мог согласиться с предложением Вики, остаться на ночь.

Алёна

Но перед Марусей произошло ещё одно знакомство. Моя давняя подруга Марина предложила встретиться с ней. Она поругалась со своим молодым человеком, и ей нужна было отдушина. Выбор видимо пал на меня. Договорились встретиться в районе Сухаревской площади, я подъехал к назначенным восьми часам вечера. Набрал её номер.

   – Алё. Ну, где ты? Я уже приехал.

   – Мы тут стоим, в сквере. Не хочешь подойти к нам. Я разговариваю с подружками из института. Как раз познакомлю.

   – Хорошо, – я припарковал машину и отправился их искать.

   – Познакомьтесь, это Андрей, – представила меня Марина своим подругам.

   – Очень приятно. Алеся. Алёна, – по очереди представились девушки.

В этот момент я заметил подъехавшую к площади вереницу эвакуаторов. Их любимое место для сбора машин.

   – Чёрт! Я побегу переставлю машину, – сорвался я с места, потому что оттуда её точно бы забрали. Кое-как успел отъехать с места, переставил машину чуть дальше во дворе и вернулся к девчонкам.

   – Всё в порядке? – поинтересовалась Алёна.

   – Да. Там просто нельзя ставить, и мог бы опять остаться без машины, – ответил я.

   – Вот. Возьмите мою визитку. Мне пора бежать, но была рада знакомству. Мне Марина о вас много рассказывала. Наконец то она осмелилась вас показать, – улыбнулась она.

На визитке было написано «Алёна Савина. Салоны красоты. Директор. Телефон».

   – Может, когда-нибудь  решите воспользоваться нашими услугами, буду рада. У нас сеть по Москве, – она протянула на прощание мне руку, видимо, я должен был её поцеловать.

   – Обязательно позвоню, – пожал я в ответ её руку.

Когда она удалилась, Марина мне объяснила, что муж у неё какой то банкир, а сама она владелица сети салонов красоты и живут они как положено на Рублёвке. После, попрощавшись с Алесей, второй подругой, мы поехали в суши-бар, где я минут сорок выслушивал душещипательный монолог о том, как они поругались со своим благоверным. Что эта неблагодарная тварь испортил всю только что купленную кухню. Как-то умудрился кухонным ножом расковырять каменную столешницу и вырвать её с корнем.

   – Надо сдержанней быть, – сделал вывод я.

   – Так он и на меня чуть с ножом не кинулся, – причитала она, – хорошо, что хоть мама дома была. Она быстро его выпроводила. Сказала ему, что бы завтра собирал свои манатки и сваливал.

   – Мама так ему сказала? – ковырял я без интереса палочками в васаби.

   – Не. Это я уже, – пояснила Марина.

Короче диалог ни о чём. Ещё минут через тридцать мы закончили, и я отвёз её домой. К маме и сломанной столешнице, из какого то ценного, как я понял, камня.

Через неделю позвонила Алёна.

   – Что это ты привет передаёшь через Маринку. Сам не можешь позвонить?

   – Я? Могу. Просто как-то не собирался пока звонить. Стричься мне ещё рано.

   – А зря. Мы с девчонками собираемся куда-нибудь пойти в эту пятницу. Ты с нами? – с ходу начала она.

   – В пятницу? В эту? Ну, я пока не знаю какие планы. Звони в четверг, решим.

В четверг она позвонила и предложила приехать к ним в гости. Она у подруги и тут надо, какое то время им ещё побыть, что бы кого-то дождаться. И было бы неплохо, если я составлю им компанию.

   – Я взял такси, вино и коньяк и направился по указанному адресу. В гостях мы пробыли недолго, после я предложил им поехать не в клуб, а в «Кетаму». Моё излюбленное место. Предварительно зарезервировав место, мы отправились туда.

   – Хорошее место. Я про него не знала, – мы лежали на коврах и подушках, а Алёна рассматривала интерьер и одобряла мой выбор.

   – Да. Мне нравится тут бывать, – согласился я, – особенно с девушками. Очень располагает атмосфера.

Поболтав как обычно ни о чём, через пару часов я вызываю такси и еду их отвозить по домам.

   – Мы сначала Юлю завезем, – предлагает Алёна.

   – А потом? Тебе куда ехать? – интересуюсь я.

   – К тебе.

Нифига себе поворот, думаю я. Я даже не успел подумать об этом. Откуда такая прыть? Или вино так действует? В последствии она призналась, что именно моё равнодушие возбудило её. Как это можно её не хотеть?

   – Ты в душ первый или я? – спросила она, сразу освоившись  в моём холостяцком жилище.

   – Как хочешь. Можно вместе, – предлагаю я.

   – Я первая пойду, а ты постель устели пока что, только чистым бельём, пожалуйста, – и отправилась в душ.

Она вышла из ванной уже в одном белье, очень красивом и сексуальном, как я успел заметить. Красивое бельё, секс. Ей нравится, когда я после поднимаюсь выше, прямо к её лицу. Она берет мой член и помогает мне кончить ей в рот.

   – Вызовешь мне такси? Или сам отвезёшь? – уточняет она у меня утром.

   – А тебе куда?

   – Примерно в Крылатское, по работе надо.

   – Тогда лучше такси, мне туда точно не надо, – и я делаю заказ.

Соответственно после этой ночи я поменял парикмахера и ездил теперь стричься, делать маникюр и загорать в солярий, в строго отведённые места моей новой знакомой. Что в принципе было удобно. Ибо некоторые услуги я получал с большой скидкой, взамен на услуги, предоставляемые мной. И ещё один плюс ей в том, что она хотя бы попыталась затащить меня к стоматологу, потому что с зубами была проблема. Даже первые два-три посещения ездила со мной и сидела рядом, пока эти изверги ковырялись в моём рту. Но позже я благополучно всё это забросил, так и не закончив. Потому что появилась Маруська. 

Лиля

   – Нам нужно обязательно поменять диван, – говорила она мне, когда мы уже после лежали после секса в комнате и отдыхали.

   – Зачем? – удивился я. – Он ещё достаточно новый.

   – Просто я как представлю, сколько девушек головой билось об эту спинку, мне сразу противно становится. Ведь вокруг тебя всегда одни тёлки были. И сейчас ничего особо не поменялось. Так же все эти твои Принцессы, Алёны и прочие. Одни тёлки, – подвела она итог.

   – Ну, хорошо, поменяем, – согласился я и попытался вспомнить, сколько интересно девушек действительно побывало на этом диване. – За последний месяц, как минимум одна. Ну и ещё Алёна конечно.

***

Имя было у неё интересное. Лиля.  Мы с ней познакомились, когда я заходил в салон мобильной связи положить деньги на счёт. Сексуальная, худенькая брюнетка. Она сказала, что у неё сейчас обед и она была бы не против, чтобы я составил ей компанию. Так мы и познакомились. Больше всего ей нравилось заниматься сексом в машине и делать мне минет, когда мы едем куда-нибудь. Самое забавное было, когда мы останавливались на светофоре, и впереди стоял автобус. Пассажиры на задней площадке автобуса прилипали к стеклу, увлеченные этим зрелищем. А она бесцеремонно открывала дверь и сплёвывала на асфальт сперму. По сути, мы с ней встретились не более десятка раз. Пару раз сходили куда то, три раза она приезжала ко мне в гости, пока Маруська была в отъезде. Ну а остальные встречи получается, были на колёсах. Последняя наша встреча было опять же в машине на огромной парковке торгового центра. Я кончил, стянул презерватив, открыл дверь и бросил его на бетонный пол. Она поправила причёску и вытерла влажной салфеткой мой член и себя.

   – У тебя не будет немного денег для меня? – спросила она, закуривая.

   – Не кури в машине, знаешь же, что не разрешаю, – попытался я отнять у неё сигарету.

   – Я в люк, – она нажала кнопку открытия люка и вылезла наполовину из машины. Продолжая босой ногой заигрывать со мной.

 Я, конечно, всегда покупал ей, то, что она просила, тем более это не так часто уж и было. То сумочку, то платье, то ещё чего-нибудь. Но вопрос наличных никогда не поднимался.

   – Что? – переспросил я, не до конца поняв вопроса.

   – У тебя не будет немного денег для меня?- она повторила вопрос, выкинув сигарету и вернувшись обратно ко мне, обхватив меня за шею и прижавшись грудью к моему лицу.

   – А сколько это? – уточнил я.

   – Ну, сколько не жалко, – она провела языком по кончику моего уха.

«А если мне всё жалко?»- подумал я про себя. Где начинается и где заканчивается это «не жалко»? Я её аккуратно сбросил с себя на сиденье и полез в карман. Она лежала и лукаво мне улыбалась, направляя свою ступню мне между ног, пока я ковырялся в бумажнике.

Я ей отдал всё, что у меня там было, оставив себе только на бензин. А было, в принципе, немного, тысяч пять или шесть. Она взяла деньги, и поцеловала меня.

   – Я побегу? – скорее констатировала она, чем спрашивала.

   – Да. Беги. Созвонимся, – ответил я, а про себя подумал, – « что-то не хочется больше звонить».  Я ей так больше и не позвонил, она тоже не была назойливой. Больше мы не встречались.

Маруся

– Купи мне ещё вина? – попросила меня Маруська.

   – Ты знаешь, сколько оно тут стоит? – поинтересовался я у неё.

   – Тебе жалко, что ли? – надулась она.

   – Да не жалко! – разозлился я, – просто знай, что это последние деньги были на сегодня.

Но в последствии с работы она ушла, чтобы быть с детьми. Время близилось к осени, и встал вопрос выбора школы и садика. Со школой мы определились быстро, записали Нику в частную школу. Экзамены она прошла без проблем, и я внёс вступительную сумму.  А вот с садиком было сложнее. В непосредственной близости от дома ничего не было. Но тут пришла проблема посерьёзнее. К концу лета с работой стало как-то плохо получаться, и поток денег резко сошел на нет. Денег стало хватать разве что на более-менее сносную жизнь. Мы забыли, что такое поход по торговым центрам и редко стали посещать рестораны.

   – А как же моё обучение весной? – спрашивала меня Маруська. В середине лета она устроилась на курсы в «Гид по стилю». Она неплохо разбиралась в шмотках и стиле. И хотела выучиться и стать профессиональным Шопером. С осени должно было начаться обучение, но я понимал, что один всё не потяну.

   – Может, ты пока на работу устроишься? – предложил я ей. – Видишь, у меня пока не очень получается делать деньги. И неизвестно, сколько это продлится. А надо жить и как минимум оплачивать учёбы и сад детей. И ещё. Хотел с тобой поговорить. Я не смогу сейчас посылать твоим родителям деньги в Саратов. Мне просто не откуда их взять.

   – Даже хотя бы десять тысяч? Я не прошу для родителей деньги, хотя бы на оплату кредитов, – просила она.

   – Слушай. У тебя в Саратове хорошая квартира. У родителей тоже. Почему бы одну из них не сдавать? – предложил я.

   – Я не хочу сдавать свою квартиру, что бы там жили какие то люди. Ты знаешь, у меня там хороший ремонт и мебель. А кто-то изгадит всё это. Причём не такие уж и большие деньги. И там живёт мама. Куда ей ехать? – возразила она.

   – Ну, как минимум пятнашка, а это уже не плохо, а мама вполне может жить и с твоим отцом, своим мужем. Либо, если жалко твою сдавать, пускай свою сдадут. У них тоже неплохая квартира, – пытался убедить я.

   – Папа тоже не хочет свою квартиру сдавать. Он там делал ремонт и ему жалко. А вместе они жить не могут. Они, конечно, общаются, но уже давно порознь.

Честно говоря, меня это начало бесить. Я тут пытаюсь найти варианты как пережить этот временный кризис, а её папа и мама, видите ли, не могут жить вместе и поэтому каждый живёт в отдельной квартире. Одна в четырёхкомнатной, а другой в трёхкомнатной. И ждут, когда им придёт манна небесная в виде гуманитарной помощи из Москвы. Короче я это всё ей высказал, и мы опять поругались. Она взяла детей и свалила в Саратов, пока я был на работе. Потом она, конечно, звонила, и мы помирились. И она даже вернулась, но пока что одна, без детей. Сказала, что поищет работу. И мы размышляли, как будем выходить из нашего финансового кризиса. Я поехал на работу, весь день был в делах и домой я собрался, где-то около восьми вечера. Звоню ей. Не берёт трубку. Я ещё. Ноль эмоций. На смс тоже без ответа. Я начал нервничать. От «Волоколамки» до «Люблино» в это время часа два, не меньше. И вся дорога на нервах. Телефон так и не отвечал. Наконец то, я доехал до дома и бегом влетаю на третий этаж. Вставляю ключ в замок, не поворачивается. Я ещё раз пытаюсь, не открывается. И тут я нажимаю на ручку. Не заперто. Вхожу в квартиру, темно. Я сразу догадался, что к чему. Её нет. Опять сбежала. Осталось найти записку, ведь должна же быть в таких случаях эта чёртова записка, где всё подробно рассказано. Вот она, на столе, на кухне. «Я уехала к сестре, всё-таки я не готова жить с тобой». Я набираю ей ещё раз и ещё. Затем сажусь в машину и мчусь к сестре. Понимаю, что не помню ни телефона сестры, ни номера квартиры. Шлю Маруське смс «выйди я тут». Через минуту приходит ответ «не ищи меня, я не у сестры. Я еду домой в Саратов. Ты ни в чем не виноват. Там мой дом, моя жизнь».  Я возвращаюсь домой и достаю бутылку виски из холодильника. Наливаю бокал и сижу, перечитываю несколько раз её записку. Что же опять не так? Что я такого сделал неправильно? Я же старался. Пусть не всё получалось, но я же старался. Я так поверил в неё. Решил, что вот, то чего я так долго искал. И дети уже как родные и я им не посторонний стал. Почему так несправедливо?

Леночка

Леночка. С ней меня познакомила всё та же Маринка. Точнее, познакомить она хотела её с кем-нибудь из моих друзей и заодно увидеться со мной. Я заехал за ними после работы на Таганку.

   – Привет, – это Лена. Представила мне Марина девушку.

   – Очень приятно, – ответил я. – Мы сейчас едем в «Тануки», чуть позже туда Лёха приедет. Посидим там, а потом решим куда ехать.

Предварительно, до встречи мне Марина рассказала в чём вся суть. Лена пережила какой-то неудавшийся роман на работе и девочку нужно вывести из депрессии. Я как обычно, видимо самый лучший антидепрессант. Мы доехали до «Тануки» и устроились в ожидании Лёхи. Он приехал  минут через десять. Подошла официантка, что бы принять заказ. Мы что-то заказали. Лёха попросил у девушки  «Sanpelegrino».

   – Что это? – спросила официантка.

   – Ну, уж точно не женские колготки я прошу. Вода минеральная, – пояснил он.

   – У нас такой нету.

   – Тогда несите что есть.

Началась обычая беседа и Лёха постепенно увлёк Марину рассказами про Африку и ценные породы чёрного дерева. Мы же с Леночкой только переглядывались и улыбались. Ни мне, ни ей не было интересно, о чём речь. Марина же растворилась полностью в беседе.

   – Поедемте сначала ко мне домой, – предложил я. – Я машину поставлю и потом продолжим.

Все согласились, и мы направились к моему дому, по пути заехав в магазин и купив что-нибудь выпить домой.

Дома мы продолжили, но потом решили всё-таки ехать в город. Девушкам захотелось в караоке. Мы не возражали.

   – Давненько ты уже у меня не была, – говорил я Марине когда мы вышли на кухню.

   -Ну, ты же не приглашал, – возразила она. – Да и ситуации у нас не совпадают. Когда я свободна, у тебя роман. Когда ты свободен, я уже с кем-то.

   – Но сейчас то мы одни, значит можно, – провёл я рукой по её волосам.

   – Ну, посмотрим на твоё поведение, – заинтриговала она меня.

   – Я знаю одно место, поехали туда, – предложила Леночка, и мы отправились в район Сухаревской площади.

Попав в данное заведение, меня взяла лёгкая оторопь. Во-первых, нас подсадили к кому то за столик, а во-вторых, того что мы могли пить, у них не было. Да и публика была жуткая, честно говоря, поэтому мы быстро ретировались, и я предложил свой вариант. Тут же, недалеко. И мы отправились в караоке на Сухаревской. Там было куда более достойно. Я сел с Мариной, Лёха с Леночкой. Со временем стало уже не понятно кто с кем. Публика, видимо, не очень понимала ситуацию, потому что, я то обнимался с Мариной, то уже подсаживался к Леночке. В принципе я не выбирал. Ещё когда ехали в машине, по дороге в караоке, я сидел на заднем сиденье машины с Мариной. Леночка на переднем. Лёха за рулём. Я одной рукой держал Марину за руку, и приткнувшись к переднему сиденью, на котором ехала Леночка, другой рукой, незаметно для окружающих занимался ею. Рука же Леночки была на колене у Лёхи. Только Лёхины руки были на руле, так что круг не замкнулся. Чуть позже, Лёха повёз Марину домой, а мы остались с Леночкой. Еле вытащил её с караоке, всё никак напеться не могла, и поехали ко мне домой. Но всё равно пришлось садиться за руль и везти её домой в Одинцово. Там осталась не покормленная кошка. Приехав к ней домой я сразу же расположился на диване, потому что уже устал и вообще хотелось спать. Она пошла в душ. За это время я уже практически заснул. Проснулся от того, что она присела рядом со мной. Я открыл глаза и увидел её сидящей на полу в белой расстёгнутой рубашке, под которой просматривалась её маленькая грудь. Я притянул её к себе, что бы поцеловать.

   – Зачем ты это делаешь? – попыталась возразить она, но я уже свободной рукой коснулся её груди. Она вздрогнула и подалась навстречу поцелую.

   – У меня месячные, я не могу, – сказала она, когда я попытался её увлечь на диван. Но мне почему то было в тот момент пофигу и я продолжил.

   – Подожди, давай переместимся на пол, и я постелю полотенце, – она отправилась в ванну и вернулась с полотенцем. Затем она дала мне презерватив, потому что с собой у меня ничего не оказалось, и мы переместились на пол.

   – Спасибо, что подвёз, – она поцеловала меня, вылезая из машины, – мне было хорошо.

Я же понимая, что не выспался, остаюсь спать тут же в машине. Чуть позже Леночка с Мариной меня разбудили, когда вышли на обед.

   – Ты ещё тут? – удивилась Леночка.    – Да. Поспал немножко. Сейчас на работу поеду. Одновременно с Леночкой я познакомился ещё с одной девушкой на сайте знакомств. Татьяна, в телефоне значилось как «Таня пошлая». 

Пошлая

Переписка началась с комментария моей фотографии.

   – «Не передать словами все эмоции, вызванные увиденным…»

   – «А чем же можно передать?» – поинтересовался я.

Далее у нас была небольшая переписка, где мы друг другу рассказывали, как и где каждый из нас хотел бы заняться сексом. Это был некий виртуальный секс. Но особенность его была в том, что мы в любом случае условились обязательно встретится и всё, что мы пишем, воплотить в реальность. Была описана наша встреча и мы ни на каплю не отклонились от сценария.  Подъехал к метро Аэропорт и ждал когда она позвонит. Она позвонила, я мигнул фарами и она села в машину, и мы поехали в сторону Зеленограда, отвозить её домой и реализовывать наш сценарий встречи. Когда мы остановились из за пробки я её поцеловал. Она протянула руку к моему ремню и повторила фразу которую я предвидел и именно так и описывал.

   – Чёрт! Как этот ремень расстёгивается? – улыбнулась она.

Я ей помог и дальше она уже продолжила сама. Я помог ей приспустить мне джинсы и она начала, иногда отвлекаясь на телефонные звонки, Но свободной рукой продолжала держать мой член не отпуская. Затем она возвращалась обратно. После Химок, я чуть не угодил под впереди идущий «Камаз», потому что сильно увлёкся этим процессом. Я кончил, она проглотила и опять ответила на звонок. Я попытался натянуть обратно джинсы, но она остановила меня, не переставая разговаривать по телефону, изобразив на лице «Не надо, оставь так пока». Потом она начала снова и так мы доехали до Зеленограда. Приехав на место, я предложил ей зайти в ближайшее кафе и немного посидеть. Ближайшим заведением оказалась пиццерия, куда мы и направились. Я заказал себе пиццы и вина, она пиво и мы принялись мило беседовать. Была затронута избитая тема. Чувства, дела сердечные и душа.

Чувства, как человек теперь уже не обладающий этими химическими реакциями организма всё довольно просто объясняю. За всё и за всех отвечает мозг. Тебя обидели. Что происходит? Ты расстроена. Почему? Потому что дала себе слабинку и позволила решить всё за тебя.

Вопрос – а как надо?

Всё просто объяснил я. Тебя обидели – сначала ты соображаешь, что это нехорошо, с тобой поступили плохо. А потом решаешь, как на это реагировать. Можно просто забить, можно расстроиться. В общем, как ситуация. Переживания или радость за другого человека? Помоги ему материально, или, в крайнем случае, советом, это действенней. Что ещё ты за него сопли будешь пускать? Не чувства, а действие. Тебе может быть абсолютно насрать на его проблемы, но ты знаешь выход. Если не жалко отдай план прохода к этой двери, всё равно он тебе ни к чему. А радоваться за других? Ну, сама подумай, смысл в чём? Скорее всего, ты лицемеришь.

Дела сердечные. Как вы девушки любите эти самые дела Я как человек больше не обладающий этим органом в полной степени (не веришь? спроси у моих бывших), скажу следующее. Любовь это сделка. Иногда с самим собой. Любят потому что, а не вопреки, как принято ещё говорить. Любят (Всё-таки громкое слово, давай далее “используют”), всегда за что-то. Кто-то за деньги, кто-то за внешний образ. Кто-то за те самые чувства. Всё время чего-то хотят взамен.

   – А как же “использовать” бескорыстно, ни за что, когда тебе совершенно ни чем не отвечают, – спрашивает она у меня.

   – Тоже выгода есть. Вам нравится обладать этим чувством. Тело получает кайф от страданий либо от чего ещё, не важно. Вам комфортно. Убери от вас подальше этого человека и всё, дисбаланс полушарий. Но пройдет время, и вы начнёте “использовать” другого человека. И не говори что это не так. Я общаюсь со всеми своими бывшими девушками до сих пор. Не люблю ссориться, раз уж так вышло.

Душа.

Я как человек…. В общем, и этого у меня нет.

Что такое душа? Ты знаешь? Я тебе расскажу. Это маленький серый пушистый комочек в области солнечного сплетения. Вспомни, как там что-то трепыхается, когда происходит что-то хорошее, важное или плохое. У кого-то, конечно, это маленькая серая тряпочка, которая даже в обмен на… Даже не знаю, на что в обмен её можно забирать, на тряпки не годится. Тебе она дорога? На что ты её обменяешь? Ни на что! Ответят многие.  Вам просто не предлагали интересной цены за неё.

Мы разошлись, и я поехал обратно в Москву. Как-то я пригласил её на съёмку домой, но до неё мы не скоро добрались. Буквально, как только мы переступили порог квартиры, я набросился на неё и стал прямо в коридоре стягивать с неё одежду, она в ответ с меня.  Я прислонил её к двери, опустился на колени и стал ласкать её языком. Затем она подняла меня и сама опустилась вниз. Я бросил её на пол и грубо отымел прямо на этом грязном полу. Лишь после этого мы приступили к съёмке. В последствии мы ещё реализовали несколько наших фантазий. Честно говоря, было забавно. Когда ты и она наперёд знаете, что за этим действием, должно последовать следующее. И ты должен чётко всё сделать, насколько бы тебе безумным это не казалось. Ведь ты тоже имеешь право написать свою самую безумную мысль.

Иришка

– Иришка видела твоё фото, ты ей очень понравился, – рассказывала мне Вика.

   – Тогда стоит познакомиться с ней, – ответил я.

   – Даже не думай, не тот случай. Она не станет с тобой встречаться, тем более у неё есть парень.

Для меня этого было достаточно, как для собаки команды «фас». Начал с ней переписку в Одноклассниках. Телефон она давать не хотела, Вика тоже на провокации не велась. В итоге мне предоставили возможность по одной цифре в день угадывать её номер телефона. Такую вот игру она затеяла. Иногда мне это надоедало, и я на несколько дней забрасывал это занятие. Но потом возвращался снова. Делом принципа, было уже, встретится с ней. По истечении какого-то времени я собрал все цифры телефона. Бинго! И я звоню.

   – Встретимся?

   – Я работаю допоздна.

   – Мне всё равно, могу в любое время, – не отступаю я.

   – Тогда в час ночи? – предлагает она.

   – Согласен. Где?

   – На нулевом километре, – смеётся. – Да. И с тебя ещё цветы. Подснежники.

В итоге мы договорились. Она сказала, что будет на машине, поэтому я поехал туда своим ходом. Глупо встречаться на двух машинах. Ровно в час я был на нулевом километре. Она позвонила, что опаздывает на десять минут, но очень спешит. Мы встретились, я взял её за руку, и мы отправились к её машине. Я предложил поехать в «Этаж», посидеть немного.

   – А где мои подснежники? – поинтересовалась она, когда мы сделали заказ.

   – Вот, – я протянул ей нарисованные мною на клочке бумажки цветы.

   – Так не поёдёт,  – улыбнулась она.

   – Ну, тогда ещё не вечер, будут тебе подснежники.

Мы немного посидели и отправились кататься по ночной Москве. В конце мы заехали на Воробьёвы горы.

   – Подснежников хочешь? – спросил я.

   – Да. Ты обещал.

   – Тогда отвернись и не подсматривай, – я отвернул ей от себя. – Поворачивайся, – позвал я её через несколько секунд.

Она повернулась, и я предоставил ей нарисованные на парапете, на снегу цветы.

   – Так мило, жалко их нельзя взять с собой, – расстроилась она.

   – Почему же нельзя? – я достал телефон и сфотографировал их на камеру, – включай блютус, я тебе передам фото, и у тебя будут подснежники от меня навсегда. Они никогда не завянут, и будут напоминать тебе обо мне. Затем она отвезла меня домой.

   – Зайдёшь на чай? – попытался я пригласить её домой, не сильно впрочем, рассчитывая на это.

   – Нет. Рано, в другой раз, – она поцеловала меня на прощание, и я отправился домой.

Другой раз наступил, когда я приехал в гости к Витьке с Викой, и мы собрались в «Львиное сердце». Я решил позвать Иришку.

   – Привет, – звонил я ей, – я с Виками собираюсь поехать погулять, составишь мне компанию.

   – Да уже поздно, и как я поеду из Люберец?

   – Короче я за тебя уже всё решил. Я сейчас заказываю такси по твоему адресу, и оно привозит тебя к нам, – я решил проявить настойчивость.

   – Какой ты шустрый, – засмеялась она, – а если я не хочу ехать?

   – Хочешь, я уже всё решил. Через сорок минут такси у тебя, собирайся.

Она приехала и мы отправились в ресторан, после которого вернулись домой к Викам (Вики, это потому что Вика и Виктор, сокращённо все их звали Вики). Там мы ещё добавили спиртного и так как в ресторане я уже начал проявлять активность к ней, дома у них я продолжил.

   – Мы вам не мешаем? – возмущалась Вика. – Вы что, целоваться сюда приехали или с нами время может провести всё-таки?

Позже, когда мы отправились в другую комнату спать, я перед уходом попросил у Витьки два презерватива.

   – Держи три, – протянул он мне их.

   – Два достаточно, хотя…

   – Ты любишь секс с утра? – стал я постепенно опять приставать к Иришке, когда мы уже проснулись.

   – Возможно, – улыбнулась она. Я не стал утруждать себя и её ещё вопросами, а просто развернул её задом к себе.

Top