5. Знакомство с соседями

— Идите пока отдохните, мы с папой перекусить приготовим, — отправила нас в дом мама, когда мы вернулись с пляжа, — и ничего, пожалуйста, не трогайте.

Ни дед Матвей, ни баба Нюра пока ещё не вернулись. Видимо, всё ещё ищут постояльцев в свободную мансарду. И мы с Вовкой решили ознакомиться с домом, но пообещали друг другу придерживаться пожеланий мамы и ничего не трогать. Постояльцев не было видно, и скорее всего, они либо отдыхают на море или в городе. Тем самым нашему осмотру и ознакомлению с домом никто не мешал. Вовка взял с собой банку с медузами, опасаясь, что они расползутся. Но, заглянув в первую комнату, мы обнаружили одного отдыхающего. Как оказалось, не все отсутствовали. Первым нашим соседом, с которым мы познакомились, оказался дядя Вахтанги. Именно так он представился.

— Новенькие? — спросил он, заметив нас в отражении маленько зеркала, висящего на стене, возле которого он стоял и брился. — Дядя Вахтанги, — представился он, оторвавшись от процедуры, и протянул руку. Большую и волосатую. Я таких никогда так близко не видел. Мне показалось, что волосы курчавятся даже на ладони.

— Мы только что заехали, — ответил я, неуверенно протягивая свою руку, которая тут же утонула в зарослях. — А это Вовка, — кивнул я на брата.

— А это что у вас в банке? — поинтересовался дядя Вахтанги.

— Медуз будем разводить, — пояснил я.

— А вы почему такой волосатый? — не стараясь соблюдать приличия при знакомстве, выдал Вовка.

— Это чтобы зимой на снегу спать и не мёрзнуть, — ответил он. — И в честь вашего приезда я обещаю вечером шашлык. — На слове «шашлык» дядя Вахтанги сделал сочное ударение. — Покажу вам грузинское гостеприимство. Пальчики оближете.

Мы с Вовкой заметили, что пальцы облизывать нехорошо, но пообещали передать всё родителям, быть в полном составе на гостеприимстве и отправились изучать дом далее. Остальные комнаты были закрыты. Оставалось только проверить мансарду, для которой искали постояльцев хозяева дома. Мы поднялись по лестнице и попали на второй этаж.

Из мансарды открывался вид на двор. Он оказался очень большим. Росло много деревьев и кустов. Чуть далее видны были огород и хозяйственные постройки, где гуляли на улице куры. Напротив входа располагалась большая площадка для отдыха с огромным столом и скамейками. Вокруг росли кусты с розами и другими цветами, а практически над столом рос виноград. Его гроздья свисали на уровне головы взрослого человека. И в центре стояла высокая мачта, на которой развевался красный флаг. Места для раздолья и приключений было много.

Сама мансарда тоже производила не меньшее впечатление. На стенах висели какие-то вымпелы и плакаты. На каждом плакате был написан призыв соблюдать безопасность или призыв к какому-то действию. Спасательные круги и сети, в которых были впутаны высохшие морские звезды.

— Лучше бы нас тут поселили, — сказал Вовка, ставя банку с медузами на окно.

— Прям как в трюме какого-то корабля, — согласился я.

Тут послышался шум подъезжающей машины и через минуту скрип открывающихся ворот.

— Приехали! Валим отсюда! — крикнул я Вовке.

Мы метнулись к выходу.

— Банка! — крикнул я Вовке. — Ты забыл банку!

Вовка кинулся к окну, схватил банку, наполненную медузами, и…

Так получилось, что Вовка, хватая банку, по инерции понёсся вперёд. Банка в руках наклонилась, и часть медуз полетела из банки в окно. Затем он восстановил равновесие и попятился назад, но, разворачиваясь, налетел на кровать, и остатки медуз вывалились на подушку. Вовка с растерянным видом замер и держал в руках уже пустую банку.

— Вот и развели медуз, — заключил я. — Фиг с ними! Бежим отсюда, пока не влетело.

Мы пронеслись вниз по лестнице, пробежали по коридору мимо комнат постояльцев и выскочили на улицу, врезавшись на выходе в дядю Вахтанги. Он стоял и высматривал что-то наверху, а с головы на его рубашку стекали остатки медуз.

— Вах! Я так понимаю, что с медузами не сложилось что-то у вас? — вытирая лицо, поинтересовался дядя Вахтанги.

— Простите. Мы не специально, — крикнули мы, пробегая мимо него дальше в нашу комнату. Вход в которую был с другой стороны дома.

— Как обычно, — печально заметил дядя Вахтанги. — Всё происходит почему-то не специально, как только я соберусь куда-то, — и пошел переодеваться.

***

— Вы где опять пропадали? Я же вам сказала в комнате отдыхать, — сразу начала нас отчитывала мама, как только мы влетели в комнату. — Обед уже готов.

— Если что, вы подтвердите, что мы из комнаты никуда не выходили? — выпалил Вовка.

Я же подумал, что Вовка идиот, и если бы он молчал, то никому ничего подтверждать не надо было бы, за исключением, наверное, дяди Вахтанги. Он единственный, кто видел нас с банкой и на себе почувствовал, как размножаются медузы.

— Звучит, как какой-то детектив, — заметил папа. — Представляю, как сюда сейчас зайдёт милиция и спросит нас: «Не знаете, кто там убил и закопал садовника в саду?» Если что, я на себя вину брать не буду. Скажу, что первый раз вас вижу.

— Что ты несёшь? — упрекнула мама папу. — А вы что несёте? Где вы пропадали?

— Мы несём пустую банку, — ответил Вовка. — Не получилось у нас медуз разводить.

В это время наверху раздался женский крик с нотками брезгливости и возмущения.

— Фуууу! Что это за хрень?

— Похоже на большую соплю, — предположил мужской голос.

— Уберите это отсюда! — продолжил женский.

— Идите пока на море, я всё уберу, — успокоил всех голос бабы Нюры. — Это медузы. Только не могу понять, как они тут появились.

Мама с папой переглянулись и посмотрели на нас.

— Медузы? — спросила мама. — Те, которых вы собирались разводить?

— Мансарда заселилась, — предположил я.

— Судя по всему, медузы успели первыми там обосноваться, — предположил папа.

Мама предложила пойти сразу извиниться, но мы с Вовкой сказали, что перед дядей Вахтанги мы уже извинились.

— А это ещё кто? И за что вы извинились? — удивилась мама.

— За медуз, — пояснил Вовка. — И он сказал, что вечером нас ожидает кавказское гостеприимство.

Мама сказала, что она совсем запуталась с нашими медузами и прочими гостеприимными дядями, но всё равно надо пойти и всё объяснить. Но пока она собиралась, а мы всячески оттягивали возможность извиняться, постояльцы мансарды уже ушли на море.

Когда мы вышли во двор, на мансарде было уже тихо, а во дворе пусто, и мама вернулась обратно в дом, оставив нас на улице. Но через минуту калитка открылась, и в неё вошла пожилая пара.

Приятная пожилая женщина. А её не менее приятный спутник нёс банку с квасом в авоське. От них исходили какая-то безмятежность и безграничная доброта. Про таких говорят: «Жили они долго и счастливо и умрут в один день». Именно эта фраза и пришла мне в голову при первом взгляде на них и даже захотелось чем-либо помочь им.

— А давайте я помогу отнести вашу банку, — сразу предложил я.

— Молодой человек, — вежливо начал пожилой мужчина, — прежде всего хорошо бы было поздороваться и представиться. Но я могу сделать скидку на ваш возраст и дать вам возможность поправиться.

— А мы не болеем, чтобы поправляться, — ответил Вовка.

— Силя, — вмешалась женщина, — Щас я представлюсь, если мы не пойдём до тени. И не делай детям голову. Она у них пока только для того, чтобы в неё есть и произносить из неё непосредственные глупости.

— Розочка, ты говоришь обидно. Я ещё имею пару вопросов к данным отпрыскам, но и так видно, что они далеко пойдут. Для начала с моей банкой до стола, — и дядя Силя вручил мне авоську.

Моя голова, которая, по мнению тети Розы, нужна только для того, чтобы туда есть, попыталась попробовала осмыслить их диалог, но потом плюнула и предложила молча отнести авоську с банкой до указанного места. Я поставил банку на стол и представился.

— А это Вовка. И здрасьте, — исправился я.

— Я ж говорю, не в меру сообразительные детишки. — Дядя Силя присел на скамейку, вытирая платком вспотевший лоб. — И откуда вы такие?

— Мы из деревни. А так из Москвы, — ответил я.

Дядя Силя согласился с тем, что Москва — это тоже большая деревня, но не наша вина, что мы живём там. Родину не выбирают, но приходится соответствовать. Затем тетя Роза позвала его в дом, а Вовка взялся донести банку с квасом, сказав, что теперь его очередь.

Он взялся за ручки авоськи и потянул со стола на себя. Но длина ручек на авоське была длиннее ног Вовки, и авоська с банкой кваса, соскользнув со стола, шмякнулась об твердый пол. И разбилась.

— Силя! — крикнула тетя Роза из дома. — Что там разбилось?

— Два часа нашей жизни, — философски ответил дядя Силя, — которые мы потратили на поход за квасом.

***

Вечером за столом собралась вся компания отдыхающих. Дядя Вахтанги, тётя Роза с дядей Силей, баба Нюра с дедом Матвеем, и мы с родителями. Добавились ещё тётя Катя с дочкой Верой, которая была моей ровесницей, и приехали они на отдых из Оренбурга. Дядя Вахтанги, как и обещал, приготовил шашлык, а все остальные принесли к столу кто что. В итоге был накрыт большой стол, и все решили познакомиться с новыми гостями, отметить полное заселение. Осталось дождаться, когда спустятся последние гости из мансарды.

— Ну где вы там? Молодежь! — крикнул дядя Вахтанги. — Мы сейчас без вас начнём!

— Идём уже, — ответила молодежь, выходя из дома.

Четверо молодых людей, два парня и две девушки, подошли к столу и начали по очереди здороваться и представляться. Но в какой-то момент один из них отдёрнул руку и отпрянул от стола, словно увидел привидение.

— Здрасьте! — обрадовался Вовка, узнав попутчиков из поезда. — А мы тоже тут живём.

— Нет. Этого не может быть, — промолвил бывший хозяин командирских часов.

— Ой! А мы с вами в поезде ехали! — Мама тоже узнала студентов.

— Да-да. Юг такой большой, и вот те нате… Слушай, Лёх. Мне кажется, мальцы не шутили про валидол. У нас есть хотя бы валерьянка? А то я слишком молод ещё валидол глотать.

— Повезло, что мы опять встретились, — обрадовался Вовка.

— Ещё как повезло! — подтвердила девушки из их компании. — Я даже догадываюсь, чьи это сопли были на моей подушке.

— Ну, я смотрю, что многие уже знакомы, — начал дядя Вахтанги, — поэтому предлагаю первый тост. Выпьем за то, чтобы наш отдых не омрачил ни один пасмурный день, чтобы улыбки не исчезали с наших лиц, чтобы разъехались мы большими друзьями и чтобы никакие неприятности не стучались в наш дом.

Тут раздался лёгкий стук. Я уж было подумал, что неприятности зачем-то начали стучаться раньше времени, но как оказалось, это стучал бывший хозяин командирских часов. Алик. Так он представился. По дереву. Три раза. И всем остальным присутствующим тоже посоветовал постучать. Примета такая.

Андрей Асковд © ЧЕТОКАКТО

Поделиться ссылкой:

Top
error: Защищено от копирования!